+†+Hellsing Roll+†+


 
ФорумФорум  ПорталПортал  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Гость
Гость



СообщениеТема: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вт Сен 02, 2008 12:21 am

НАЗВАНИЕ: Трое в лодке, не считая...
АВТОР: Garlok Grey (и это тоже я)
РЕЙТИНГ: R
ЖАНР: альтернативная история и продолжение основной истории, плюс кое-где ирония =)
СТАТУС: в процессе
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Интегра, Виктория Серас, Зорин Блиц, Пип Бернадотте (в дальнейшем возможно присоединятся Юмико и Рип).
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: мат =)
ОПИСАНИЕ: Всех врагов победили и настали нудные и полные сиюминутных забот будни. Однако не все так просто, как может показаться =)
ОТ АВТОРА: хоть в манге Серас и размазала Зорин по стене (и Хирано нигде далее Блиц больше не упоминает), я сделал небольшое допущение, что откусив ее пальцы во время драки, Виктория все же хлебнула немного ее кровушки и поглотила таки душу старшего лейтенанта.

ВСЕ ЭТО НЕ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ, А ТОЛЬКО РАБОЧИЙ ВАРИАНТ (критика, исправление ошибок и пожелания по развитию сюжета принимаются, выслушиваются и, возможно =), будут учтены).

Зорин встала на цыпочки и попыталась выглянуть в маленькое круглое окошко, ведущее во внешний мир. Пол, или точнее то место где он должен был располагаться, опять качнулся, и вместо окошка старший лейтенант растянулась в… В полной темноте и какой-то странной черной и липкой субстанции.
- Опять безобразничаешь?
Насмешливый голос, раздавшийся откуда-то сверху, дополнил картину унижения Зорин Блиц новыми красками, и ее кулаки непроизвольно сжались в бессильной злобе.
- Сволочь…
- Ты что-то сказала?
Наглая одноглазая рожа наемника занимала собой пол небосвода и скалилась широкой белозубой улыбкой. Немного побарахтавшись в черной жиже, Зорин все же смогла сесть и даже мстительно запустила комком липкой грязи в улыбающегося Пипа.
Комок естественно не долетел и даже более того, нарушая все законы физики он развернулся прямо в воздухе и плюхнулся на коротко стриженную голову старшего лейтенанта.
- Ха-ха-ха-ха!... Ну ты и свинья.
Радостно заржав, Бернадотте уподобился Чеширскому коту и медленно растворился, оставив после себя лишь продолжающий гоготать прямо в воздухе оскал.
Еще через какое-то время все окончательно затихло, и Зорин Блиц, тихо матерясь на немецком, английском, испанском и немного на эсперанто, встала и принялась за тщетные попытки счистить с себя грязь.
- И откуда в голове у этой дуры столько дерьма?
Бросив, в конце концов, это бесполезное занятие, она задрала голову и с тоской посмотрела на плавающее на двухметровой высоте окошко зрачка. Виктория в это время смотрела телевизор, и хоть старшему лейтенанту стыдно было это признавать, ей тоже очень хотелось приобщиться к процессу.

- Они мне надоели.
У пытающейся вникнуть в очередной отчет Интегры от удивления очки сползли на самый кончик носа. Скосив глаза, она посмотрела на развалившуюся в кресле и потягивавшую через трубочку кровь Серас. Сапоги самым беззастенчивым образом были водружены на низенький журнальный столик, и задравшаяся от таких пертурбаций мини-юбка на этот раз оставила открытым гораздо больше, чем обычно. В руках вампирша небрежно держала какой-то пошлый детектив, из тех, что по дешевке продаются в любом книжном магазине и имеют обыкновение называться “бестселлерами”.
“Определенно, дурные привычки с Алукардом у них общие. Наверное, это генетическое.”
Потом в голову Интегры пришла мысль, что ни древний вампир, ни его молодая слуга явно никак не могли быть связаны общей родней, и от этого ее удивление стало еще больше.
- Кто тебе надоел?
После разгрома Миллениума и отправки Алукарда в неизвестном направлении, поведение Серас стало стремительно меняться, приобретая все больше дурных черт. Однако, в отличие от своего обожаемого Хозяина, чрезмерной кровожадности новоявленная свободная вампирша не проявляла и достойно и быстро исполняла любые приказы леди Хеллсинг, даже не смотря на отсутствие связывавших бы ее печатей. А потому, списав все на вампирскую сущность, хозяйка не особо лезла в душу своей подчиненной.
Виктория оторвала мутный взгляд от книги и уставилась на Интегру, продолжая с хлюпаньем осушать свой обед.
- Бернадотте с этой дурой, Зорин Блиц, достали уже просто. Я, например, эти идиотские книжки терпеть не могу, а из-за командира приходится их читать. Плюс он постоянно курит, а я это просто ненавижу.
Удивление леди Хеллсинг, наконец, переросло некую пороговую отметку, и та, давясь от хохота, откинулась на спинку стула. Все встало на свои места, и стремительное изменение в последние несколько недель поведения Серас, наконец, нашло свое объяснение.
- А Зорин все время матерится, - Виктория все с тем же томно-скучающим видом продолжала изливать душу, будто и не замечая истерики начальства.
- Я ее запирать пытаюсь, так она вечно находит какие-то лазейки. В воспоминания мои лезет постоянно. И сейчас вот…
Полицейская на несколько секунд закрыла правый глаз и резко мотнула головой, ее губы дернулись, издав шипение и приглушенный испанский мат.
Отсмеявшись, наконец, Интегра сняла очки и принялась размазывать катящиеся от безудержного хохота слезы. Сказывалось чрезмерное напряжение последних дней, слишком много всего свалилось на хозяйку Хеллсинга и приходилось работать по восемнадцать часов в сутки. Серас, со своими новыми способностями вполне достойно заменяла выбывшего Алукарда, но не могла взять на себя еще и работу Уолтера, а потому Интегре, помимо груды бюрократской писанины, приходилось самой заниматься и кучей повседневных мелочей, которые она прежде практически не замечала.
Приведя, наконец, себя в порядок леди Хеллсинг задумалась. Присутствие Бернадотте и Зорин в голове у Серас явно доставляло последней неудобство, да и изменившееся поведение полицейской Интегре так же не нравилось, но есть ли возможность избавить ее от этих постояльцев? Да и не будет ли это опасно для здоровья самой Серас? В конце концов, она осталась практически последним действующим оперативником организации.
- Виктория, а если ты их… нуу… выпустишь? С тобой все нормально будет?
Полицейская еще раз хлюпнула своей трубочкой и удивленно уставилась в стену. Медленно повернув голову, она обратила враз посветлевший взгляд на свою хозяйку, и ее лицо озарила широкая и даже немного сумасшедшая улыбка.
- Маста!!!
Радостно взвизгнув, она подлетела из кресла и вмиг оказалась на середине комнаты.
- Как же я сама не догадалась! Их же выпустить можно! Точно! Пусть лучше на воле гуляют, чем по моей голове постоянно бегают!
Тени резко удлинились и захлестнули всю комнату, оставив свет слабо трепыхаться у самых лампочек люстры и у настольной лампы. Глаза Серас загорелись двумя красными фонариками, и на ковре кабинета вспух громадный черный пузырь.
Интегра испуганно икнула и подалась назад, попутно пытаясь сообразить, что же происходит.

Зорин плелась по огромному черному болоту. Она шла уже минут тридцать, периодически спотыкаясь и падая в грязь, но потом вновь поднимаясь и продолжая свой путь.
- Не верю. У этой дуры никогда не получалось по настоящему хорошо меня запирать.
Глаз на нетатуированной половине лица широко раскрылся и старший лейтенант принялась внимательно осматривать довольно близкий горизонт. Место в дальнем уголке сознания, куда ее постоянно спихивала Серас, было довольно нестабильным образованием. Виктория была чересчур молодым и неопытным вампиром, а потому контроль за поглощенными душами давался ей пока тяжело, и при должном желании у Зорин всегда был шанс извернуться и просочиться в какое-нибудь расположенное на границе сознания воспоминание. А от туда и до картины восприятия реального мира недалеко.
Скрипнув зубами, старший лейтенант продолжила свой путь.
- Так глупо попасться…
В этот раз Серас засекла ее, когда она пыталась подглядывать в читаемую ей книгу. Бернадотте любил до ужаса пошлые и банальные детективы, и их нынешняя хозяйка покупала их ему килограммами.
Вообще Зорин не понимала всех тонкостей своего нынешнего положения, но то, что наглый наемник обладает в их общем теперь сознании, несомненно, намного большими правами, чем она, было для нее очевидно. Пип спокойно разгуливал по всем уголкам души Серас и делал практически все, что хотел, и это приводило бывшего бойца Миллениума в еще большее бешенство, чем собственное положение.
- Сволочь!... Сволочь!!! Сволочь!!!
В ярости запустив несколько комков липкой грязи в небосвод, фрау Блиц немного успокоилась и снова принялась разглядывать горизонт, пытаясь высмотреть пути к очередному бегству. Наконец, одна из кочек в этом бесконечном болоте показалась ей слегка чернее, чем все остальные, и она направила свои стопы к ней.
Виктория вышвырнула ее в тот самый момент, когда она практически дочитала уже до того места, где главный герой называл имя убийцы. И хотя уже прочитав первые двадцать страниц этого романа Зорин со стопроцентной уверенностью могла сказать кто это был, она надеялась, что, отвлекшись на ее ловлю, Серас не стала дочитывать книжку. Раз начав какое-то дело старший лейтенант ненавидела его бросать на полпути, даже такое идиотское занятие, как чтение бульварных романов.
Внезапно черная жижа под ногами фрау Блиц расступилась и с противным чавканьем всосала ее в себя. Не ожидавшая подвоха, Зорин нелепо всплеснула руками и провалилась в мутную грязь.

Надувшийся посередине ковра пузырь пару раз сократился, словно пульсирующее сердце, а потом с оглушительным треском лопнул и втянулся в пол.
- $%№»№! ?:%;№ в :%;!!! Вашу ж мать!!! - в тот же момент раздалось в кабинете.
Тени, так же быстро, как захватили пространство вокруг, отступили в темные углы, уступив место нормальному освещению и оставив после себя три человеческих фигуры.
- Сладкий воздух свободы!!! – радостно проорал Бернадотте и тут же растянулся поперек кабинета сваленный подсечкой Зорин Блиц. Мгновенно сориентировавшись в обстановке и не теряя времени даром, старший лейтенант тут же подпрыгнула и вскочив ему на спину принялась месить кулаками.
- Hijo puta!!! Gilipollas jodido!!! П%*№ц тебе Scheisskerl!!! Anschiss тебе по всей роже!!!
Поток брани на трех языках не иссякал ни на секунду, а кулаки мелькали в воздухе, словно безумный миксер, грозя в скором времени превратить Пипа в еще один причудливый узор на ковре.
Закончилось все так же внезапно, как и началось.
- А ну встать!!! Смирно!!!
Белая от ярости Интегра смотрела на творящийся в своем собственном кабинете бардак, и в глазах у нее разгорался недобрый огонек, очень хорошо знакомый Серас. Приглушенно пискнув, Виктория бочком сместилась за прикрывающую выходную дверь портьеру и попыталась по-тихому ретироваться с места начинающихся боевых действий. Однако далеко отойти она не успела.
- Стоять я сказала!!! Что за балаган?!!! Какого черта?!!!
Не ожидавшая такой звуковой атаки Зорин прекратила мутузить Пипа и рефлекторно вскочила, приняв строевую стойку. Слегка опухший Бернадотте попытался проделать то же самое, однако получилось это у него неважно, и пару раз нелепо взбрыкнув конечностями, он вновь растянулся на полу.


Последний раз редактировалось: Ян Валентайн (Вс Сен 07, 2008 4:28 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вс Сен 07, 2008 4:25 am

Бернадотте, Зорин и Виктория стояли вытянувшись в струнку посреди огромной гостиной особняка Хеллсингов. Леди Интегра проводила смотр своему нежданному пополнению в рядах протестантских рыцарей. Как выяснилось спустя несколько минут после явления Бернадотте и Блиц из недр разума полицейской, о такой элементарной вещи, как одежда для своих подопечных она как-то не озаботилась, а потому оба явились пред ясные очи леди Хеллсинг, в буквальном смысле, в чем мать родила. Разве что Зорин могла похвастаться полуприкрытой татуировками наготой, да и то лишь на одной половине тела.
Выяснение личных отношений прошло довольно бурно и одновременно быстро. Поняв, что ею командует не офицер СС, а всего лишь английская выскочка, старший лейтенант Зорин Блиц с глухим рычанием рванулась вперед, явно намереваясь исполнить последний приказ майора Монтаны. Не долетев до леди Хеллсинг буквально два шага, Зорин во-первых, наткнулась на хорошо поставленный хук слева, которым ее припечатала глава протестантских рыцарей, а во-вторых, ощутила как на шее сжался невидимый обруч, враз заставивший померкнуть свет в ее глазах.
“Ты куда это собралась, собачка?” – раздался в голове насмешливый шепот Серас.
- Встать, нацистская дрянь! – загремел сверху голос Интегры.
“Ручки то… не распускай” – продолжал издеваться шепот в голове.
“Выпустить то я тебя выпустила, но с поводка не отпускала.”
- Что ты тут устроила в моем доме?! Тебе мало было одного раза, когда тебе указали на твое место?!
“Не будешь слушаться хозяйку, накажу.”
- Виктория!!!
- Да, хозяйка!
- Возьми эту тварь и запри ее в подвале! Там, где раньше держали Алукарда!
- Эммм…хозяйка?
Раздраженная Интегра переключила свое внимание на мнущуюся и немного заискивающе улыбающуюся Викторию.
- Что еще?
- Можно ее не запирать?... Я за ней присмотрю.
Подойдя к Зорин, Серас положила той руку на затылок, и старшего лейтенанта мгновенно пробил холодный пот. Перспектива второй раз пережить собственную смерть не понравилась ей гораздо больше, чем возможность оказаться в каком-то там подвале.
Интегра лишь недовольно мотнула головой, и вот, спустя пол часа, троица вновь выстроилась в ее кабинете.
Радостно скалящийся Пип успел смотаться в казарму, перездороваться со всеми оставшимися в живых наемниками, найти свою старую одежду, нацепить на нос пластырь и кажется… Интегра принюхалась проходя мимо Бернадотте. Да. И кажется где-то даже выпить. Слабый запах алкоголя еле-еле пробирался сквозь пышные ароматы укропа и петрушки, однако леди Хеллсинг была достаточно опытна в этих делах. Все-таки она уже не год и не два руководила организацией состоящей из одних мужчин.
“Состоявшей”, - поправила себя Интегра.
“Раньше состоявшей, а теперь, похоже, у нас скоро вся основная ударная сила будет из женщин.”
Окинув взглядом Зорин, Интегра не смогла сдержать ехидной ухмылки. Сохранением старой одежды старшего лейтенанта естественно никто не озаботился. Ее просто сожгли вместе с остатками прежнего тела фрау Блиц, когда начали наводить порядок в особняке. И женского платья на такую монументальную фигуру, которой обладала валькирия, в доме Хеллсингов естественно не водилось. Непонятно каким образом приручившая бывшего бойца Миллениума Серас забрала ее с собой и выдала ей одежду из своих запасов формы. Смотрелось это весьма комично.
Зорин была несколько выше Виктории ростом и шире в кости, а потому, несмотря на практически одинаковый размер груди, форменная куртка трещала по швам на мощном бюсте старшего лейтенанта, и, казалось, вдохни она чуть поглубже и пуговицы начнут разлетаться по округе с визгом рикошетящих пуль. Юбка, которой и на Серас то хватало лишь чтобы едва-едва прикрыть все самое нужное, на Зорин выглядела просто поясом, который она изо всех сил попыталась растянуть так, чтоб он закрывал хоть что-то, а потому и живот, и ноги оказались толком не закрыты и вовсю отсвечивали своей полутатуированной наготой. Сапоги, так же явно бывшие несколько меньше требуемого размера, очевидно, достаточно ощутимо натирали старшему лейтенанту ноги, а потому двигалась она несколько прихрамывая, краснея и скрипя зубами.
Серас стояла рядом со своей новой, а может и не совсем новой, подопечной и сияла как начищенный пятак. Выселение чужаков из ее головы явно положительно сказалось на настроении полицейской.
Еще раз окинув свое воинство взглядом с ног до головы, Интегра вздохнула и начала выдачу указаний.
- Серас.
- Да хозяйка!
- Это чудо, - палец Интегры уперся в бюст Зорин, - завтра же отведешь к портному. Пусть сошьют ей нормальную форму. А лучше вызови портного сюда, нечего ей в таком виде шастать по городу. В Лондоне, конечно, сейчас людей не густо, но и травмировать психику случайных прохожих ее внешним видом не стоит.
- Есть хозяйка! Будет сделано!
- Да. И подбери ей комнату… Где-нибудь рядом с собой.
- Хорошо хозяйка!
- Теперь с вами, Бернадотте.
Капитан вытянулся во фрунт и щелкнул каблуками, его лицо осветила яркая улыбка, обнажившая крупные белые клыки. Увидев это, Интегра запнулась на полуслове.
- Эээ… А это что еще такое?
Из строя высунулась почему то виноватая мордашка Серас.
- Маста. Но он же это… того…
Мило улыбнувшись всем наличествующим набором острых зубок, Виктория красноречиво покивала в сторону капитана и как бы невзначай потерла собственную шею.
- Кхм!…
Интегра снова попыталась принять наиболее грозный вид и снова обратила свое внимание на Бернадотте.
“Святые небеса! Мы так скоро из организации протестантских рыцарей превратимся в приют для бездомных вампиров.”
С сомнением еще раз окинув взглядом вытянувшуюся по стойке смирно фигуру, леди Хеллсинг вздохнула и приняла решение.
“В конце концов, где я сейчас людей наберу? Пол Англии в руинах и солдат у королевы осталось меньше, чем ювелирных украшений. А так…”
Вспомнив о запахе алкоголя, Интегра уверилась в своем мнении окончательно.
“К тому же, судя по всему, его люди верят ему несмотря ни на что. Пить абы с кем наемники не станут.”
- Принимайте командование тем, что осталось от “Гусей” капитан!
- Есть, мэм!
- Свободны!
И довольно странная троица покинула кабинет.


Последний раз редактировалось: Ян Валентайн (Вт Сен 09, 2008 3:54 am), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вс Сен 07, 2008 7:27 am

Глава 2

Две долговязые фигуры, быстро перебирая ногами, шли сквозь разрушенный Лондон. Редкие прохожие, попадавшиеся им на встречу, предпочитали в столь поздний час шмыгнуть куда-нибудь в подворотню или затаиться за грудами битого кирпича. Немногие люди отваживались оставаться с наступлением темноты на улицах мертвого города. Смельчаков же, решившихся вечером покинуть свои дома, в городе ждало немало опасностей. Недобитые до конца вампиры и упыри предпочитали скрываться в лондонских руинах, используя в качестве лежек на день их пустующие нынче подвалы и разветвленные катакомбы.
- Ты уверена, что мы правильно идем?
Осторожный тонкий голосок принадлежал монашке, судорожно сжимающей в руках продолговатый сверток и еле поспевавшей за своей спутницей. Бросая вокруг настороженные взгляды, она поминутно поправляла очки и старалась держаться как можно ближе к вышагивавшей впереди девушке в строгом костюме.
Резко затормозив, Рип, а это была именно она, близоруко сощурилась и уставилась на табличку с указанием названия улицы. Закусив нижнюю губу, она еще раз прочитала название, а потом, неуверенно посмотрев на садящееся солнце, махнула рукой вперед.
- Туда! Еще пару кварталов и там должен быть сквер, а затем аллея. Пройдем по аллее и выйдем прямо к особняку.
Поправив лежащий на плече мушкет, Рип ван Винкль еще более бодро двинулась дальше, перескакивая по дороге груды битого кирпича. Такаги же, с сомнением сначала посмотрев на указатель, а потом на вышагивающую впереди девушку, горестно вздохнула и принялась ее догонять.

- Я им б…дь хто?
В хлам пьяная Зорин полулежала на мягком кресле и, закутавшись в громадный махровый халат, смотрела телевизор. Происходившее на экране ее совершенно не интересовало, важен был сам факт включенного ящика, и рядом с креслом уже стояла батарея из трех пустых бутылок из-под бренди. Четвертая бутылка, уже на половину пустая, находилась в правой руке старшего лейтенанта и периодически поднималась ко рту. Пепельница, стоящая тут же на маленьком журнальном столике, была с горкой заполнена окурками, и висящий в комнате дым можно было резать ножом.
Фрау Блиц вовсю нагоняла упущенное во время плена в сознании Серас.
- Ссссуки б… - заплетающийся язык с трудом слушался хозяйку.
- Ммменя б… Офффцра СС… Какх б… кхакую-та сссабаку… на павадхе тскать!
Зажмурившись, Зорин хлюпнула носом и, в очередной раз подняв бутылку, чуть не захлебнулась выпивкой. Кое-как прокашлявшись, она начала подниматься из кресла, намереваясь отправиться в ванную. Голову ощутимо кружило, но старший лейтенант, даже полностью пьяная, осознавала, что если она не сделает этого сейчас, то к утру эту комнату придется серьезно очищать от ее рвоты. Возможно даже брандспойтом.
Входная дверь с легким скрипом открылась и в комнату вошла леди Интегра. Увидев, в каком состоянии находится бывшая старший лейтенант, сер Хеллсинг удивленно изогнула брови.
- Ну, ты и свинья.
- Хрю… хрю… - согласно сказала Зорин и упала на четвереньки. Подняв мотающуюся из стороны в сторону голову, она попыталась сфокусировать взгляд на надменном лице Интегры и радостно оскалилась.
- Шшто?... Пбедили ссски… Раадуетьсь тперь б…?... А мне шшто тперь делать!!!
Сорвавшись на крик, Блиц не удержалась и завалилась набок. Икнув и проглотив подкатившийся к горлу комок, она снова попыталась продолжить прерванное движение к ванной комнате, однако враз онемевшие конечности с трудом слушались хозяйку, не желая ее нести. Брезгливо поморщившись, леди Интегра в три шага дошла до маленького закутка с расположенным там санузлом и, взяв оттуда ведро, поставила его перед слабо шевелящейся Зорин. Старший лейтенант дрожащими руками притянула к себе искомую емкость, и вскоре в комнате раздались характерные звуки.
Дождавшись, пока процесс прекратится, Интегра вдруг гневно обрушилась на сидящую перед ней вампиршу.
- Жить нужно! Вот что нужно делать! Не прошлым! Не иллюзиями! Не сумасшедшими бреднями, которые вдалбливали тебе в голову давно сдохшие позорной смертью безумцы! Жить настоящим, здесь и сейчас! И для начала перестать жалеть себя и понять: Миллениума больше нет! Монтаны тоже больше нет! Хватит этих идиотских сказок о бесконечной войне! Не может быть вечной войны, равно как не бывает и вечного мира! Война – это смерть, и если ты не хочешь, чтоб тебя снова прихлопнули, как навозную муху, научись жить в мире и охранять этот мир!
Развернувшись, словно робот, леди Хеллсинг, печатая шаг, покинула комнату и с грохотом захлопнула за собой дверь. Подняв из ведра голову, Зорин мутным взглядом посмотрела ей вслед и задумчиво икнула.
А затем новый спазм снова скрутил старшего лейтенанта, заставив покрепче обнять емкость.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Пн Сен 08, 2008 11:44 pm

Бернадотте, слегка покачиваясь, пробирался по коридору в сторону комнаты Серас. Встреча с “гусями”, несмотря на то, что из прежнего состава группы наемников осталось всего человек пять, произошла бурно и радостно. Едва увидев любимого командира живым и относительно невредимым, солдаты мгновенно сориентировались на местности и накрыли шикарный стол, большая часть на котором была отведена под спиртные напитки. Так что теперь пол под ногами бравого командира немного штормило, а на лице блуждала счастливая улыбка. Поправив шляпу, капитан поглубже вдохнул и более менее уверенно направил свои стопы, в надежде достойно продолжить удачно начавшийся вечер.
Неожиданно впереди по коридору с грохотом захлопнулась дверь и, бодро топоча каблуками, мимо Пипа, едва не сбив того с ног, буквально пролетела леди Хеллсинг. Задержавшись на мгновение рядом с капитаном, она скривила носик и затем, резко мотнув головой, заспешила дальше.
- Сговорились вы все что ли?!
Непонимающе посмотрев вслед убегающей хозяйке, Бернадотте пожал плечами и продолжил движение. Цель была уже в пределах видимости и преодолеть оставалось всего ничего.
Наконец то, прошагав на нестойких ногах еще несколько метров, он оказался у вожделенной двери, украшенной громадным распятием. Выдохнув, капитан поправил слегка покосившийся мундир, достал из внутреннего кармана кителя немного помятую розочку и как можно корректнее постучал.
- Кто там?
В ответ на стук за дверью завозились, и послышались мягкие шлепки голых ступней по ковру. Секунду спустя в проеме показалась заспанная мордашка Серас, усиленно пытающаяся разлепить никак не желающие открываться веки. Спустя несколько секунд ей это удалось, и она удивленно вытаращилась на улыбающегося во все клыки Пипа.
- Капитан?
- Могу я… войти?
Глаза Виктории сделались еще более круглыми, когда в поле ее зрения попала розочка. Как назло именно в этот момент с нее вздумало отвалиться два лепестка. Хмыкнув, капитан сделал шаг вперед, невольно заталкивая Серас внутрь комнаты, и ловким броском отправил розу точно шикарную китайскую вазу, стоящую на столике у закрытого тяжелыми шторами окна. Не пожелав больше ютиться в подвале после восстановления особняка, Виктория все же смогла вытребовать себе просторную комнату на первом этаже и обставила ее в довольно хорошем вкусе.
Бедное растение после такого обращения окончательно растеряло все свои лепестки и превратилось в подобие маленькой шипастой палочки, сиротливо торчащей из шикарного розово-синего вазона.
- К-капитан!... Что вы делаете?!
Отчего то враз покрасневшая, как вареный рак, вампирша обеспокоено зашарила руками по пестренькой цветастой пижаме, пытаясь определить все ли в порядке с ее одеждой и стала стрелять глазами по сторонам, ища пути к отступлению. Все еще продолжающий улыбаться Бернадотте подошел к ней и подхватил на руки.
- Помнится когда я обитал в твоей прелестной головке, там было одно довольно забавное воспоминание… О некоторых фантазиях девушки-полицейской… Мне они о-очень нравились.
Краснота Виктории приобрела ярко-пунцовый оттенок.
- Это всего лишь фантазии!... И вообще!... Какое это имеет отношение?!...
Улыбнувшийся еще шире, капитан поплотнее прижал к себе Серас и загляну ей в глаза.
- Так может… попробуем наконец воплотить все это в реальности?
Не говоря больше ни слова, Пип заткнул рот Виктории поцелуем, и, захлопнув ногой дверь, понес ее к кровати.

Взбешенная Интегра почти бежала по собственному особняку.
“Свинья! Грязная свинья!... И все эти нацисты такие же тупые свиньи! Сколько людей погибло, сколько труда пропало даром, сколько судеб разрушено, а эти уроды могут жалеть только себя! Ах, какие мы бедные-несчастные, ах, почему же мы проиграли?! Свиньи!!!”
Залетев в кабинет, леди Хеллсинг первым делом кинулась к коробке с сигариллами и, только раскурив никотиновую палочку, бросила свое тело в мягкую податливость кресла. Выходя с клубами дыма, напряжение медленно отступало, оставляя лишь ежедневную гудящую усталость и раздражение, и в конце концов, когда ярость окончательно улеглась, Интегра обратила таки свое внимание на творящийся на ее рабочем столе бардак.
“Уолтер, ну почему? За что ты оставил меня с эти один на один?”
Тоскливая мысль, крикнув в пустоту, бесследно растворилась, и глава протестантских рыцарей со вздохом принялась разгребать груды бюрократической писанины, которым, казалось, никогда не будет конца.
Отчеты, счета, счета, отчеты, извещения о неуплате, доклады, рапорты, чьи-то прошения, требования, мольбы о помощи, угрозы с заверениями “довести сведения до самого верха” и снова отчеты и счета. Интегра буквально чувствовала, как ее голова медленно, но верно, начинает превращаться в чугунную чушку для забивания свай. Ужасно хотелось кинуть все это в камин и с безумным хохотом наблюдать за тем как горят и чернея корчатся все эти несчастные бумажки.
Раздавшийся телефонный звонок разорвал тишину кабинета подобно пулеметной очереди. Недоверчиво уставившись на телефон правительственной связи, спустя секунду Интегра вновь увидела и услышала моргающий красный огонек вызова, сопровождающийся мелодичным бренчанием.
“Опять на ночь глядя гули покусали кого-нибудь за его толстый аристократический зад?”
Раздраженно фыркнув, леди Хеллсинг подняла трубку.
- Да!
- Добрый вечер, дорогуша. Что-то случилось? Ты такая нервная. Это не к добру дорогая моя, надо беречь свои нервы. Интегра, милая моя, почему я все еще не вижу ваше прелестное молодое личико во дворце? Или вы опять решили проигнорировать мой прием? Я, конечно, понимаю, что в это непростое время вы поуши нагружены работой, но все же не могли бы вы оказать услугу старой женщине и почтить ее своим присутствием? Нельзя же в ваши годы самой загонять себя в гроб бесконечной работой.
Чуть не подавившись собственным языком, леди Хеллсинг удивленно вытаращилась на телефонную трубку, из которой между тем продолжал вещать ласковый голос королевы.
- Ээээ… Вы сказали - прием, Ваше Величество?
Поправив очки и неуверенно пошарив по столу, Интегра, неожиданно для себя, выудила из кипы бюрократической писанины веселенькое светло-голубое приглашение.
“Блииииин…”
- Как?! Разве вы не получали приглашения?! С этим решительно надо что-то делать, в последнее время почта в Англии стала просто поразительно плохо работать.
Сидящая и держащая у уха телефонную трубку, леди Хеллсинг глупо улыбалась и чувствовала себя полной дурой.
“Боже мой, Ваше Величество, в Англии сейчас очень много вещей, о которых можно сказать, что с ними все поразительно плохо. Я бы даже сказала, что таких вещей просто до отвращения много. Практически все!”
- Ээээ… Аааа…
- Вот что, милая моя. В этот раз вам не отвертеться, так и знайте. Через полчаса за вами заедет лимузин, и я желаю, чтобы вы привели себя в порядок, надели на себя приличное платье и полагающиеся такому случаю украшения и немедленно, слышите, немедленно явились ко мне. Будьте же столь любезны, подарите нам хоть один вечер в вашем прелестном обществе.
Так и не нашедшая, что возразить, Интегра сидела подобно истукану и тупо пялилась в стену. Поставившая ее перед фактом королева еще минут пять рассыпалась в каких-то цветастых и ничего не значащих оборотах речи, а затем положила трубку.
“Вот черт!”
Придя наконец в себя от свалившейся на нее новости, леди Хеллсинг снова посмотрела на приглашение, а потом на непролазные горы бумаги, продолжавшие Эверестами громоздиться на ее столе.
“Да пошло оно все!”
Неожиданно повеселев, она вскочила и направилась в свою спальную, где тут же по пояс залезла в громадный гардероб.
“Где же оно?... Ну где?...”
Еще минут через двадцать леди Хеллсинг была готова к светскому выходу. Ее фигурку выгодно подчеркивал единственный костюм с юбкой, который ей удалось выудить из шкафа и который крайний раз надевался ею на школьный выпускной бал. Белую блузку украсил традиционный бант, крестик в котором Интегра на этот раз заменила красивой брошью с крупным кроваво-красным рубином, а ноги, вместо обычных туфлей, были с трудом упакованы в скромные туфли-лодочки обнаруженные на самом дне гардеробных ящиков. Решив, что теперь ее внешний вид более чем соответствует предстоящей цели выхода в высшее общество, Интегра Уинсгейт Файербрук ван Хеллсинг, неуверенно покачиваясь на высоких каблуках, двинулась к выходу.


Последний раз редактировалось: Ян Валентайн (Вт Сен 09, 2008 9:36 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вт Сен 09, 2008 5:27 am

- Проклятые куски мяса!!! Что они о себе возомнили!!!
Юмиэ в негодовании пыталась отчистить от своей рясы кровавые пятна, оставленные встреченными ею в скверике упырями. Тупые зверюги даже не успели понять, в какой именно момент времени трясущаяся от страха монашка неожиданно превратилась в яростно машущую стальной лопастью мельницу. Отодрав от подола платья так и не разжавшую пальцев ощутимо попахивающую мертвечиной руку, Юмиэ обтерла лезвие меча сорванными с ближайшего дерева листьями и, спрятав его, уставилась на свою спутницу.
- Что?!!
- Может, хватит уже?
У Рип был откровенно скучающий вид, берсеркерша столь быстро разбросала по окрестным кустам гулей, что на долю Волшебного стрелка развлечений уже не осталось, и ей пришлось довольствоваться только парочкой окончательно мертвых тел, которые она запинала подальше в заросли.
Пару раз глубоко вздохнув, Юмиэ виновато улыбнулась, и снова напялив на нос выуженные откуда-то из бюстгальтера очки, превратилась в мирную спокойную монашку.
- Нам еще далеко, сестра Рип?
Старшего лейтенанта аж перекосило от этого обращения.
- Юмико, сколько уже раз можно просить тебя не называть меня так?
Фыркну от возмущения, старший лейтенант еще раз пнула уже совершенно непонятное нечто, еще недавно бывшее гулем, и вылезла, наконец-то, из кустов обратно на дорогу.
- Давай быстрее, а то мы так до второго пришествия не управимся.
Юмико испуганно прижала ладошки ко рту и захлопала глазами.
- Не поминайте всуе, сес…
Резко развернувшись, Рип приставила указательный палец прямо к носу Такаги.
- Забудь! Это! Слово! Меня так больше не называть! Дойдем, там можешь Серас на шею вешаться или этой дылде Хеллсинг, а у меня сестер не было и нет. Понятно?
Лицо монашки сперва перекосилось, берсеркерша явно проснулась и чуть снова не выпрыгнула наружу, однако потом тихоне Юмико все же удалось одержать верх, и она покорно закивав, убрала руки ото рта и сложила их на груди.
- Давайте поторопимся, се… эээ… госпожа Рип.
Кивнув в ответ, Волшебный стрелок снова пошла впереди, весело насвистывая какую-то мелодию. Уже заметно стемнело, и листва окружавших аллею деревьев тревожно шуршала, перебираемая ночным ветром.
Внезапно к шороху листвы добавился звук шелеста автомобильных покрышек и мимо девушек пронесся шикарный лимузин. Такаги проводила умчавшуюся в ночную тьму машину широко открытыми наивными глазами.
- Ну, надо же! А вот архиепископ Максвелл никогда не ездил на таких машинах.
Еще раз возмущенно фыркнув, Рип лишь ускорила шаг и вскоре обе девушки уже стояли напротив входа в особняк Хеллсингов.
После нападения Валентайнов, а затем и вампиров Миллениума под предводительством Зорин, Интегра кардинально пересмотрела подход к охране родного жилища, и теперь периметр особняка обносила высокая крепкая стена из железобетонных блоков с тонкими лесками острейшей проволоки, натянутыми поверх нее. Ворота из простой ажурной формальности, которой они некогда были, превратились в мощную металлическую преграду, по бокам от которой из специальных бойниц выглядывали пулеметы. Всвязи с наплывом кровососущей нечисти многие состоятельные граждане Англии сейчас строили себе нечто подобное же, а потому особо объяснять кому-то изменения, произошедшие с родовым гнездом Хеллсингов, не потребовалось. Да и статус секретной организации сразу стал сохраняться на порядок надежнее.
- Кто такие? Цель визита?
Не слишком дружелюбный голос, раздавшийся из боковой башенки, сопроводил свои вопросы резкими аргументами в виде поворота пулеметов в сторону подошедших. Рип судорожно сглотнула и попыталась поправить враз ставший узким воротник, Такаги же просто остановилась сзади, мило улыбаясь и заглядывая прямо в ближайшее черное дуло.
- Аааа… Мы… Это… Привет!
Волшебный стрелок неуверенно улыбнулась и попыталась помахать рукой. Пулеметы дружно отследили ее движение.
Взяв себя в руки, Рип быстро выдала заготовленную фразу.
- Мы с новостями от господина Алукарда. Он велел передать, что хозяйке грозит большая опасность, и она должна знать, чего ожидать.
За воротами на какое-то время задумались. Через пару минут пулеметы вновь пришли в движение, и на этот раз они нацелились каждый на свою жертву.
- Оружие на землю и отойти на пять метров. Руки так, чтоб я видел.
После того, как монашка и вампирша выполнили полученные указания, в воротах открылась небольшая калитка и на освещенную площадку вышли три человека в тяжеленной на вид броне. Стальные пластины надежно защищали практически все тело, особенно сильно закрывая собой лицо, шею и грудь. Все части этих лат были скреплены между собой каким-то подобием хитрого механизма. Модернизация защиты коснулась не только особняка Хеллсингов, но и личной защиты солдат. Слишком мало их осталось и слишком ценны стали их жизни после учиненного Монтаной разгрома.
Подобрав оставленные девушками катану и мушкет один из солдат снова скрылся внутри, два же других оббежав немного по полукругу, так чтоб не перегораживать вид пулеметчикам, приветливо махнули своим оружием в сторону калитки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Чт Сен 11, 2008 4:14 am

Глава 3

Утро. Как много в этом слове, особенно утром в понедельник.
Сегодняшнее утро, хоть и не было понедельничным, обладало всеми его очевидными признаками, мучая своим наличием обитателей особняка Хеллсингов.
Обычное совещание, всегда проводимое Интегрой сразу после завтрака ровно в девять часов, сегодня едва началось в полдень, да и то лишь благодаря железной выдержке главы ордена протестантских рыцарей, заставившей таки себя, простояв предварительно полчаса под контрастным душем, выползти в общий зал. Зеленоватое лицо леди Хеллсинг практически сливалось по тону с цветом сукна на ее столе, и, пытаясь хоть как-то унять треск в голове, она прижимала к виску увесистый пакет со льдом, заботливо поданный своей хозяйке Викторией.
Все дело в том, что затеянный королевой прием оказался неожиданно долгим мероприятием, сопровождавшимся довольно неплохим банкетом и приятным обществом. Наличие и качество последнего, правда, Интегра помнила уже смутно, но приятные размытые ощущения, возникавшие при попытках вспомнить вчерашнюю ночь, наталкивали именно на такую мысль. Забравший ее вечером лимузин, вернул хозяйку особняка под утро, мирно спящей на заднем сиденье, со сползшими на подбородок очками, как-то подозрительно криво застегнутой блузкой, торчащим из кармана юбки шейным бантом и нежно прижимаемыми к груди туфлями-лодочками.
Не решившиеся будить в таком состоянии Интегру, бывшие на посту “гуси” отправили посыльного за Серас, как за наиболее близким к ней существом, и в результате ожидание растянулось еще почти на час.
Виктория появилась лишь после того, как отправленный за ней человек, видимо устав культурно стучаться в дверь, заколотил в нее ногами, пытаясь хотя бы таким способом привлечь к себе внимание. Лишь после этого, бывшая полицейская появилась из недр своей комнаты, и, забрав хозяйку из лимузина, на руках отнесла ее в дом.
Из остальных собравшихся не менее живописную картину представляла собой Зорин Блиц, практически все тело которой было залеплено бинтами и пластырями. В отличие от Интегры, к утру старший лейтенант уже более менее пришла в себя и даже сумела привести свой внешний вид к нормам немецкого офицера, однако вскоре перед ней встал неразрешимый вопрос. Вызванный Викторией портной, обмерив монументальную фигуру валькирии, заявил, что комплект формы на нее будет готов лишь через два дня, и уехал восвояси, оставив ту стоять посреди обмерочной в махровом халате. Не явится на утреннее совещание фрау Блиц не позволяли врожденная немецкая пунктуальность и заявившая что прибьет ее если она этого не сделает Серас, однако присутствовать на официальном мероприятии в пусть и хорошем, но все же махровом халатике Зорин не позволяло внезапно обнаружившееся чувство стыда. Та же причина заставила отвергнуть ее и мысль о повторном напяливании на себя формы местной главной дракулины, а потому, сжав всю свою волю в кулак и скрипя зубами, старший лейтенант решительной походкой направилась в сторону расположения “гусей”, намереваясь выпросить, а точнее вытрясти запасной мундир из Бернадотте.
Не зная, что в этот самый момент хитрый капитан продолжает отлеживаться в комнате Виктории, блаженно сопя в подушку, Зорин практически строевым шагом прошествовала к его обиталищу и попробовала стуком разбудить отсутствовавшего там хозяина. Естественно, что от подобных действий Бернадотте не перенесся мгновенно в свою кровать, зато на громкий стук старшего лейтенанта приветливо откликнулись его подчиненные, сразу опознав в высокой татуированной девушке убийцу своих товарищей. По итогам встречи в лазарет отправились трое наемников с огромным количеством ушибов, четырьмя переломами и двумя сотрясениями мозга, а Зорин, получив таки вожделенную форменную одежду и пару ощутимых затрещин от подоспевшей Серас, пошла своим ходом вслед за ними с двумя выбитыми зубами, множественными порезами и огромных размеров бланшем под левым глазом.
Обозрев стоящее перед ней воинство, леди Хеллсинг нашла в себе силы лишь чтобы горестно вздохнуть и попытаться облизнуть внезапно пересохшие губы. Ужасные ощущения похмелья, впервые испытываемые Интегрой, делали мир вокруг мрачным и неприветливым местом.
- Маста…
Осторожный шепот Серас отвлек ее хозяйку от горестных мыслей о немедленном самоубийстве, и Интегра обнаружила перед собой высокий наполненный минеральной водой стакан. Переместив жидкость в себя, леди Хеллсинг, наконец-то, несколько повеселела, переместила пакет со льдом с виска на лоб и даже попыталась начать совещание.
- Ну?...
Голос больше напоминал жалкую пародию на воронье карканье. Приняв еще один стакан минералки и прокашлявшись, Интегра решила больше не рисковать и жестом показала Виктории, чтоб та прочла расписание на день. Понятливая полицейская схватила со стола хозяйки тоненькую папочку.
- На сегодня намечены: во-первых, очистка от упырей коллекторов района Конверст гаден, для поддержки необходимо три боевые группы по три человека…
Серас подняла глаза на Пипа и немного покраснела, когда их взгляды встретились. Бернадотте кивнул головой.
- Ребята соберутся быстро.
Интегра, посмотрев на капитана из-под лежащего на лбу ледяного пакета, так же кивнула и махнула рукой Виктории, чтоб та продолжала.
- Тут еще пять точек перечислено. Все зачитывать хозяйка?
Поморщившись, леди Хеллсинг уже более аккуратно повертела головой, стараясь излишне не болтать ставший внезапно таким тяжелым мозг и уже менее ужасным, но все еще достаточно сиплым голосом, поинтересовалась.
- Интересное что-нибудь есть?
Внимательно пробежав текст до конца, полицейская внезапно нахмурилась, а потом неуверенно кивнула.
- Охрана докладывает, что они вчера задержали двух неизвестных у главных ворот. Одна была в одежде монашки и имела при себе катану, а у второй был изъят мушкет… Хозяйка… Они говорят, что имеют сведения от… От хозяина Алукарда…
Услышав о мушкете, Зорин удивленно вытаращила из-под бинтов правый глаз.
- А свастики на цепочке у той… второй с мушкетом, не было? И морда у нее такая наглая, вся в веснушках и очках?
Услышав про очки, леди Интегра насколько могла гневно воззрилась на Блиц, от чего старший лейтенант, стушевавшись, подалась назад и уткнулась спиной в стену. Похоже, что общение с Серас крайне негативно сказалось на ее боевом духе.
Вздохнув и поправив пакет со льдом на своей многострадальной голове, глава протестантских рыцарей хриплым голосом раздала указания.
- Виктория. Берешь людей, кто тебе нужен, и едешь по точкам. Как управитесь, вечером доклад. И прошу тебя… не нужно как в прошлый раз притаскивать головы гулей, чтоб доказать что их там было пятьдесят, а не четверо. Мы все равно на государственном финансировании и платят нам по факту работы, а не по количеству.
Выдохнувшись от столь длинной речи, леди Хеллсинг снова налила себе минералки из заботливо поставленной Серас на стол бутылки и, залпом осушив стакан, продолжила.
- Телефон отключить, меня беспокоить только в случае Третьей Мировой войны. Вечером сбор здесь же. Свободны.
Снова вздохнув и повертев в руках пакет с подтаявшим льдом, Интегра бросила его на стол и, встав, осторожной походкой направилась прочь из зала.
- Хозяйка, а как же эти двое?! Может они знают что-то о Хозяине!...
Виктория, бессознательно комкая в руках жесткую папку вместе с повесткой совещания, жалобно смотрела в спину своей госпоже. Пока взгляды всех собравшихся, включая единственный глаз Пипа, были обращены в другую сторону, Зорин осторожно подобрала со стола пакет и приложила его к своему левому глазу. Блаженный холодок несколько облегчил страдания старшего лейтенанта.
Остановившись, Интегра на минуту задумалась, потом махнула рукой и вяло поплелась дальше.
- Вечером. Все вечером.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Чт Сен 11, 2008 5:50 am

С мрачным видом Зорин плелась по длинным коридорам особняка вслед за спешившей куда-то Викторией. После утренней стычки с наемниками, заставшая ее на месте разборок Серас пообещала, что если подобное повторится, то простым размазыванием по стене старший лейтенант больше не отделается, и теперь фрау Блиц терзали тревожные предчувствия.
Поплутав немного по коридорам особняка вслед за вышагивающей впереди полицейской, Зорин внезапно обнаружила, что они находятся на том же самом месте, куда она приходила утром в поисках одежды. Нехорошие предчувствия в мозгу старшего лейтенанта окрепли и приобрели окончательно выраженную форму.
- Опять бить будете?
Остановившись в нерешительности перед входом в крыло особняка, отданное наемникам, Блиц с тоской посмотрела на Серас и потрогала языком то место, где еще утром находились два коренных зуба.
“ Verdammte Scheisse! Суки! Издеваются, будто я кукла какая. Прибили бы уже сразу.”
Удивленная Виктория обернулась к Зорин, а потом внезапно захохотала. Старший лейтенант так и не оставила прихваченного в общем зале пакета с растаявшим уже льдом и по прежнему прижимала его к левому глазу. Непонимающе уставившись на смеющуюся Серас, вампирша почувствовала, как безнадежность и отчаяние внутри нее сменяются глухой злобой.
“Coño! Su puta madre! Еще и ржет надо мной!”
Между тем, отсмеявшись, полицейская снова отвернулась от Зорин и зашагала по длинному коридору.
- Да кому надо тебя бить то? Будешь себя нормально вести и прекратишь выделываться, ребята на тебя и внимания обращать не будут. А сейчас мы в арсенал идем. Поедешь с нами на упырей охотиться.
От удивления Блиц даже перестала злиться и на пару секунд застыла с выпученными глазами.
“Нет ну это конечно… Ну не то чтобы… Scheisse! Аааа да пох@й! Наконец-то хоть какое-то занятие!”
Все еще не веря в происходящее, старший лейтенант неуверенно зашагала вслед за дракулиной. Немногочисленные попадавшиеся на их пути наемники недобро косились на перебинтованную Зорин, однако никто ничего больше не предпринимал. Хотя в нынешнем составе солдат Хеллсинга было чрезвычайно мало людей, помнивших бы штурм особняка войсками Миллениума, было похоже, что сегодняшней утренней стычкой фрау Блиц не только ополчила на себя среди них своих прежних врагов, но и приобрела значительное количество новых.
Стараясь больше не смотреть на снующих туда-сюда вооруженных людей, старший лейтенант твердым шагом преодолела вслед за Серас все крыло и остановилась перед массивной металлической дверью, охраняемой двумя постовыми. Пискнул сигнализатор датчика отпечатков пальцев и вход в одну из святая святых организации Хеллсинг оказался открыт.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вс Сен 14, 2008 2:22 am

все любопытственнее и любопытственнее...
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вс Сен 14, 2008 4:17 am

Два джипа и автобус, принадлежавшие организации Хеллсинг, стремительно летели по лондонским улицам. Солнце слабо пробивалось сквозь хмурое небо и освещало постепенно восстанавливающийся после разрушительнейшей битвы город. Жизнь пока сосредоточилась в основном вокруг промышленных кварталов, чья работа была крайне необходима стране, а потому и восстанавливались они в первую очередь. Центральные же районы, бывшие раньше центром культуры и администрации, все еще по-прежнему находились в руинах. И именно отсюда каждую ночь по Лондону начинала расползаться зараза, с которой и должны были бороться протестантские рыцари.
Трясясь вместе с группой поддержки из наемников в подпрыгивающем на рытвинах и кирпичах автобусе, Серас пыталась прочитать листок с брифингом.
- Так… Там их штук двадцать… Говорят, прошлой ночью видели как они вылезали через полузаваленный выход подземки. Ну, значит пойдем так…
Виктория оторвала взгляд от листка бумаги и посмотрела на солдат.
- Со мной три человека и Зорин. Пип?
Бернадотте поднял голову и послал Серас воздушный поцелуй. На коленях у наемника лежал здоровенный шестиствольный пулемет, в котором он увлеченно копался. После того, как капитан понял, что прежние ограничения физической силы для него теперь ровным счетом ничего не значат, он загорелся навязчивой идеей пострелять из пистолетов, подобных “Шакалу” и “Кассулу” Алукарда. Но, так как никто больше подобных орудий не изготовлял, а Серас предпочитала пистолетам другие виды оружия, то ему пришлось ограничить свои аппетиты одним из самых крупных пулеметов, найденных в арсенале.
- Пип. Возьми еще две тройки и пройдитесь от противоположного входа в метро. Это с другой стороны улицы. Внизу встретимся и пройдем по шахте до следующей станции.
Так… Дальше…
Взгляд дракулины пошарив по лицам, остановился на Зорин Блиц. Бланш на лице старшего лейтенанта уже существенно побледнел и не отсвечивал больше огромным синим фонарем на пол лица. До невозможности серьезная Зорин прижимала к себе самый настоящий двуручный фламберг, который она непонятно каким образом отыскала в арсенале. Здоровенный меч смотрелся ничуть не менее внушительно, чем когда-то огромная коса, а фрау Блиц, едва только увидев на полке этот архаический кусок железа, засияла так, будто получила в наследство участок пляжа на Канарах.
- Ты пойдешь замыкающей. Будешь прикрывать тыл. И только попробуй у меня выкинуть чего.
Скрипнули тормоза, и последний раз качнувшись, автобус с оперативниками Хеллсинга застыл на месте. Люди и нелюди, бодро повыпрыгивав наружу, принялись разминать конечности и напяливать на себя амуницию, попутно перекидываясь шутками, а кое-кто даже успел закурить.
Наконец все были готовы, и, разбившись на два отряда, оперативники начали движение каждые к своему входу в метро.
После того, как боевики Хеллсинга начали охотиться за скрывающимися в подземельях и катакомбах упырями и недобитыми вампирами, очень быстро стало понятно, что Виктория со своей огромной пушкой иногда просто не успевает или не может развернуться в узких коридорах из-за чрезмерной длинны ее ствола. Оружейники, работающие на протестантских рыцарей, задумались над этим вопросом, и в результате на свет появился тяжелый пулемет “Цербер”, полтонны веса которого она сейчас и тащила на своих плечах. Собственно сама установка была достаточно компактной, имея в длину всего лишь метр и десять сантиметров и вес около пятидесяти килограмм, остальную же часть массы составляли патронная лента, снаряженная пятнадцати миллиметровыми патронами с серебряной оболочкой и титановым сердечником, и оружейный короб на спине, от которого эта лента собственно и шла.
Протопав с де6сяток метров, небольшой отряд оказался на краю полузасыпанной ямы, которая некогда была входом в один из подземных вестибюлей метро. Солдаты в тяжелой броне заняли позиции у края дыры и Серас, поудобнее ухватив свое орудие, шагнула в темноту.

Юмико, прилежно сложив ладони и опустив голову, шепотом читала молитву, обращая свой взор на крохотную иконку, которую после долгих уговоров ей таки удалось выпросить у охраны. Рип с видом полнейшего безразличия наблюдала за этим, удобно развалившись на одной из двух кроватей, стоявших в камере. Ее пиджак был тщательно сложен на находившемся тут же стуле.
- …E nomine patris et fili et spiritus sancti. Amen.
- Ну что? Все, наконец?
Подняв голову, Такаги неодобрительно посмотрела на Волшебного стрелка.
- Между прочим, вам госпожа Рип тоже не помешало бы позаботиться о своем спасении. Бог всепрощающ, главное раскаяться всей душой и принять его, и тогда он тоже примет вас.
Старший лейтенант рассмеялась.
- Что? Так прям всех и прощает? Даже таких, как мы?
Монашка смущено потупила взор и принялась теребить крестик на груди. Один из поперечных лучей креста был явно короче второго, будто срезанный чем-то необычайно острым.
- Это проклятие было наложено на меня против моей воли... И я не отдавала добровольно своей души Тьме и не просила носферату пить мою кровь!!!
Взгляд Юмико из мягкого вдруг стал необычно злым, а на глазах задрожали слезы.
- Но второй то твоей половинке, насколько я помню, это ваше превращение понравилось.
Наблюдая за гневом монашки, Рип расплылась в ехидной ухмылке.
“Тоже мне, святоша. Людей валила пачками, без разбору и ничего. А тут подумайте только! Прокляли ее, в вампира превратили. Так раскаяние теперь так и брызжет, аж смотреть тошно.”
Рот Такаги внезапно перекосился, и место милой монашки в одну секунду заняла безумная берсеркерша.
- Да, понравилось!!! Сила, быстрота, неуязвимость для пуль!!! Я демон, и теперь я в тысячу раз опасней для грешников, чем была!!! Я уничтожу любого!!!...
Внезапно осекшись, Юмико залилась слезами и, бухнувшись на колени, снова принялась истово молиться. Рип, не скрывая своего презрения, откинулась обратно на кровать и занялась флегматичным рассматриванием потолка.
- Да-да, как же. Слышали уже. Чего же ты к вашему падре Максвеллу не подалась?
- Ненавижу, ненавижу, я ненавижу тебя Юмиэ… - бормотала, продолжая рыдать и молиться одновременно, Такаги.

Первые проблемы у спустившихся в метро отрядов начались, только когда они уже миновав широкие платформы, спустились в тоннель и направились по нему к соседней станции. Двигаясь в абсолютной темноте, солдаты успели преодолеть почти двести метров, прежде чем из боковых ответвлений и технических ходов просто валом повалили упыри. Серас, Зорин и Пипу свет был не особо то и нужен, а на броне солдат имелись специальные приборы, работавшие наподобие сонара летучих мышей, поэтому атакующие сразу же напоролись на грамотно построенное сопротивление.
Понадежней поставив ноги, Виктория подняла ствол “цербера” и первую волну атаковавших отряд с фронта живых мертвецов просто смело обратно в два боковых прохода. В тылу же в это время Зорин Блиц, азартно раскрутив свое новое оружие, с остервенением разрубала прыгающих на нее гулей, вымещая на них накопившуюся внутри злобу. Вой пулемета, звон падающих гильз и свист полутораметрового меча наполнили узкий тоннель, а затем, буквально через десять секунд, все стихло. Только Бернадотте стоял и растерянно сжимал в руках “вулкан”, из которого так и не успел ни разу выстрелить.
- Ну, вы блин даете. Может в следующий раз мне хоть какого-нибудь, самого маленького упыренка оставите? А то я так свою новую пушку и не обкатаю.
Сначала засмеялся кто-то из солдат, а через секунду, сбросив напряжение скоротечного боя, гоготал уже все.
- Будете столько возиться со своим пулеметом, командир, вам и вовсе ничего не достанется.
Показав язык капитану, Виктория бодро зашагала дальше, перескакивая через завалившие весь пол тела. Пип только усмехнулся и пробормотал себе под нос.
- Ну, это мы ночью посмотрим, чего кому достанется.
Вскоре весь отряд двинулся дальше.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Пн Сен 15, 2008 11:57 pm

Глава 4

Намеченное на вечер общее собрание вновь проводилось в общем зале. Леди Хеллсинг, значительно похорошевшая с момента своего утреннего явления подчиненным, с довольно бодрым видом потягивала свой вечерний чай и с выражением повышенного внимания на лице занималась тем, что выслушивала доклады. Монотонное гудение речи полицейской, зачитывавшей длиннющую и донельзя официальную бумаженцию, которая следующим же утром отправится в королевскую канцелярию, будто бы убаюкивало. Однако глава протестантских рыцарей старалась ни в коем случае не показывать даже вида на сонливость и время от времени кивала головой в особо, как ей казалось, важных местах доклада.
- …Таким образом, общее число уничтоженных объектов составило сто пятьдесят шесть упырей. Хозяйка, по расходу боеприпасов отчет читать надо?
Виктория, закончив бубнить, оторвала взгляд от бумажки и уставилась в лицо Интегры. Леди Хеллсинг, поморщившись, махнула рукой и прекратила словесные излияния Серас.
- Хватит и этого. С остальным пусть в бухгалтерии разбираются. За что мы только платим этим дармоедам? Ведь специально же наняла целых двух бухгалтеров, а бумаги на столе каждый день целый ворох.
Вздохнув, Интегра вопросительно посмотрела в глаза продолжающей пялиться на нее полицейской.
- Что-то еще?... Ах, да!
Пощелкав пальцами у виска, леди Хеллсинг аристократично поморщила носик и вызвала таки из глубин памяти нужную информацию.
- Двое! Вчера задержали у главных ворот. Так?
Виктория радостно закивала головой, подражая китайскому болванчику. Бернадотте, за день мотаний по городу уже успевший позабыть о каких-то там задержанных, удивлено уставился на происходящее. Потом, вспомнив о чем идет речь и философски рассудив, что женская душа, даже душа вампирши, не поддается осмыслению, а как еще можно понять эту странную радость о появлении вестей от того, кого она привыкла называть не иначе, как “Хозяин”, Пип снова занялся прерванным очень важным делом. Он пытался выдохнуть колечко дыма, а потом выдохнуть еще одно, чтоб оно прошло через центр первого.
Мрачная Зорин стояла в углу зала и старательно делала вид, что ее здесь нет. Охота помогла ей сбросить внутреннюю злость, однако чувство неправильности и нереальности всего происходящего по-прежнему терзали старшего лейтенанта.
“Почему так?... Ведь мы все знали, на что идем. Мир должен был превратиться в Ад, а мы все умереть. И вот, пожалуйста. Мир почти разрушен, а я практически умерла. И что?... Я испугалась? Испугалась собственной смерти…”
Злоба ушла, но на ее месте осталась лишь пустота и чувство ненужности и абсолютной неправильности собственного существования. Обкатывая эти мысли в голове, Блиц мрачнела все больше и больше. По всему выходило, что даже дождись она тогда обещанного подкрепления от майора, всей целью ее дальнейшего существования стала бы собственная смерть. Вот только даже умереть у нее по нормальному так и не получилось.
Двери в залу еле слышно скрипнули, и взорам собравшихся предстали Рип ван Винкль и Юмико Такаги с собственной персоной. Фрау Блиц ехидно усмехнулась из своего угла.
“Похоже не у меня одной не получается нормально умереть.”

Белая как смерть Интегра стояла у широкого окна своего кабинета и нерешительно смотрела на телефон прямой правительственной связи.
“Скажут, что сумасшедшая… Точно скажут и пошлют куда подальше.”
Вздохнув и нерешительно закусив губу, леди Хеллсинг потянулась в коробке с сигариллами, однако на полпути ее рука остановилась. Гипнотизируемый ею на протяжении последних десяти минут телефон неожиданно ожил сам. Недоверчиво посмотрев на него, Интегра осторожно подошла к столу и сняла трубку.
- Да.
- Милая моя. Как ваше здоровье? Вчера вы столь неожиданно покинули наш вечер. Право это напомнило мне детскую сказку о Золушке и серебряных башмачках. Неужели вас терзает дома злая мачеха? Вы столь неожиданно бросили своего кавалера и удалились, что мне, как хозяйке вечера, даже сделалось немного неловко. Молодой человек уже оборвал все провода телефонов в моей канцелярии, пытаясь выяснить кем была та прекрасная незнакомка, с которой он провел ночь. Я же не могу рассказать ему…
Иногда, когда королева этого хотела, она могла быть утомительно многословна. И сейчас ее речь мягким отупляющим потоком захлестывала мозг леди Хеллсинг, абсолютно не давая понять, что же происходит. Однако, в конце концов, Интегра успела таки вклиниться в монолог Ее Величества, в тот самый момент, когда она на мгновение прервалась, чтобы набрать воздуха.
- Ваше Величество, я, конечно, понимаю, что прием несомненно оставил немало впечатлений…
В голове пронеслась полная желчи мысль: “Которые я вспоминаю весьма смутно”.
- …но у нас сейчас есть весьма серьезные проблемы… Проблемы касающиеся всей Англии… И возможно… всего мира.
Голос королевы изменился донельзя стремительно, и Интегра в который уже раз удивилась этой женщине.
- Вы имеете ввиду, леди Хеллсинг, проблемы того же характера, которые мы испытывали при столкновении с Последним Батальоном?
Вздохнув, глава протестантских рыцарей решила озвучить худший из сценариев развития событий.
- Вполне возможно, что эти проблемы будут намного серьезнее, поскольку мы уже не имеем возможности использовать для их решения то же оружие, что мы противопоставили Последнему Батальону… Более того… Я опасаюсь той возможности, что мощь этого оружия обернется против нас.
На другом конце телефона надолго замолчали.
- Но ведь у нас есть ваши цепные псы. Ведь не зря же мы позволили вам приручить и использовать этих чудовищ? Они помогут?
- Боюсь, что их сил в той битве, что нам предстоит, будет явно недостаточно. Нам понадобится больше… намного больше оружия и солдат.
- Насколько больше?
- В десятки, а может и в сотни раз.
Королева снова надолго задумалась.
- Постарайтесь составить к утру полный отчет. Я желаю во всех подробностях знать, к чему мы будем готовиться.
Связь прервалась, и в трубке застучали короткие гудки. Аккуратно положив телефон на место, леди Хеллсинг отвернулась к окну и в очередной раз попыталась осмыслить то, что услышала всего лишь час назад.
- Триста сорок рыцарей мечников, сто восемнадцать рыцарей ордена Калатрава…
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Сен 17, 2008 6:25 am

- …двести пятьдесят семь рыцарей ордена святого Стефана и две тысячи четыреста пятьдесят семь рыцарей Мальтийского ордена. Всех их поглотил Алукард, прежде чем отправиться за грань нашей реальности. И все они сейчас, объединившись с частью душ поглощенных им бойцов Миллениума, под предводительством Максвелла, пытаются пробиться обратно в этот мир, чтобы продолжить свою реконкисту.
Известие о том, что Алукард не только продолжает существовать в некоем подобии параллельного мира, но и еще распавшись на тысячи душ-осколков принялся воевать сам с собой, произвело эффект разорвавшейся бомбы.
Интегра медленно то зеленела, то бледнела, попутно нервно покусывая губы с зажатой в них так и не зажженной сигариллой. Серас с совершенно пустым взглядом пыталась разгладить несуществующие складки на форме, а Бернадотте, нахмурившись, уставившись в стол и время от времени шевеля губами, уже перебирал в уме все возможные варианты столкновения своих подчиненных с этой армией. Только Зорин продолжала мрачной тенью стоять в своем углу, не перебивая говорившую Такаги и даже, казалось, не особо впечатленная принесенными ею известиями. Свои внутренние проблемы занимали ее сейчас гораздо больше, чем все беды мира.
Выплюнув, наконец, окончательно разжеванную сигариллу, леди Хеллсинг недоверчиво уставилась на монашку.
- Но как?!... Как такое вообще возможно?!... Разве все души, которые он поглотил, не стали единым целым?!... И где он сам, в конце концов?!... И если уж на то пошло, почему ты не с Максвеллом?!
От последнего вопроса Юмико слегка перекосилась, но затем, с усилием взяв себя в руки, снова приняла прежний умиротворенный вид.
- Мы не знаем, как это случилось. Если честно, никто из находящихся сейчас за гранью не понимает, что собственно произошло. Просто постепенно один за другим мы начали вспоминать, кем мы были, что мы делали и как… и как мы умерли.
Глаза монашки нервно забегали и ее руки непроизвольно потянулись к висящему на шее обрубленному кресту.
- Некоторые, сразу как осознавали себя, рассыпались прахом и исчезали, другие сошли с ума, третьи до сих пор бродят там словно слепые, не замечая ничего и никого вокруг, и ищут выход. Это очень странное место.
Серас вскинула голову и с надеждой посмотрела в глаза говорившей.
- А Хозяин? Ты видела его?! Он тоже там?!
Юмико неуверенно покачала головой.
- Мы… те, кто сумел себя осознать и не потеряться там заново… мы думаем, что он или просто не нашел еще себя, или Алукард существовал только как общность всех наших душ. А когда мы начали осознавать каждый сам себя, то и он… исчез…
- Так! Хватит!
Интегра махнула рукой, словно отгоняя мух, и гневно посмотрела на Серас. Та снова занялась разглаживанием формы и смущенно опустила глаза.
- Какого рода угрозу нам ждать? И кто это вы? Ты сказала, что эта армия не может так просто выйти в наш мир. Почему?
Такаги кивнула и раскрыла было рот, чтоб продолжать, но Рип успела раньше.
- Мы, это несколько сотен освободившихся, которых достала уже эта гребаная война. Нам эти идиоты, со своими планами по возрождению Великой Римской империи и захватом ею всего мира, нужны как собаке пятая нога. Если честно, клала я на весь этот мир и вообще на все, что с ним произойдет. Просто у меня остались тут кое-какие неоплаченные счета, да пара вкладов в южноамериканских банках. Так что мы поручение Андерсона выполнили, а теперь я собираюсь кое-кому выпустить кишки и счастливо прожить оставшуюся вечность, где-нибудь на теплом побережье.
Покрасневшая Юмико смотрела на Винкль полными обиды глазами, слова старшего лейтенанта явно ей не нравились, но поделать она ничего не могла. Интегра же напротив, услышав нагловатую речь старшего лейтенанта, недобро усмехнулась и в ее глазах зажглись знакомые шальные огоньки.
- А как же верность присяге?... Вы, кажется, в свое время прямо таки горели идеей возродить Третий Рейх.
Рип оскалилась в ответ.
- Хотела да перехотела. Когда вас скармливают, как собачий корм, и просто сбрасывают потом со счетов как отслужившее свое вещь, многое переосмысливаешь. Так что теперь я не верю никому и верна только себе. Вот верну еще один должок и буду окончательно свободна.
- А проку то от той свободы сколько будет, если все, что вы нам рассказали, правда и инквизиторы просто сметут к чертям весь мир?
Улыбка леди Хеллсинг была холодна и презрительна. Взяв новую сигариллу из коробки, она неспешно раскурила ее и выпустила едкий дым прямо в лицо перегнувшейся через стол ван Винкль. Вампирша раздраженно фыркнула, а потом, подавшись назад, резко и неприятно рассмеялась.
- Уела, так уела! Браво! То-то майор так восхищался вами. И ведь не возразишь! Четыре тысячи ублюдков, получивших по кусочку силы самого ужасного чудовища в истории, действительно просто сметут этот мир в Ад!
Интегра чуть видимо, самыми краешками губ усмехнулась.
- А что до вашего долга, я, кажется, догадываюсь, о чем идет речь. Майор Монтана давно уже мертв и не кредитоспособен, так что для свидания с ним вам придется отправиться в центр Лондона и хорошенько порыться на пепелище, которое осталось от его цеппелина… Еще что-нибудь?... Может сигариллу?...
Мгновенно прекратив смеяться, Рип зло посмотрела на леди Хеллсинг, но потом и на ее лице заиграла презрительная ухмылка.
- И здесь опередили… Жаль… Ну, да ладно!
Бросив взгляд на продолжающую нерешительно мяться Такаги, старший лейтенант словно нехотя вздохнула и перешла на сухой официальный тон.
- Диспозиция такая. В том нашем мирке образовалась дырка. Как она возникла не спрашивайте… Судя по всему Шредингер, зараза мелкая, раньше всех освободился и рванул на свободу. Этого гаденыша ничем не убьешь и нигде не удержишь. Потом в себя начали приходить и остальные, дальше все просто… Почти все инквизиторы примкнули к Максвеллу, кое-кто из наших, около двух трех сотен, тоже. Заодно этот сбрендивший поп загреб в свое воинство всех сумасшедших… Короче, тысячи четыре наберется. Потом в себя пришел отец Андерсон. Таких крепких ублюдков, как он, я давно уже не видела. Он объявил Максвелла еретиком и собрал около пяти сотен солдат, в основном из янычар и бывшей гвардии валахского господаря. Пока там ничья. Рвут друг друга день и ночь, хотя там и время суток то не определишь. Но проблема вся в том, что и сдохнуть там, похоже, не возможно. Я, как уже сказала, никаких начальников над собою видеть не хочу, а Такаги похоже втюрилась в Андерсона до беспамятства… Вот отец Александр нас и отправил в эту дыру, разведать что там, да заодно предупредить, если вы тут живы остались, какая дрянь к вам ползет.
Юмико стояла красная, как вареный рак, и периодически пыталась вставить слово в монолог старшего лейтенанта, однако каждый раз замирала в нерешительности и снова начинала теребить висящее на груди неполноценное распятие.
Выслушав все, Интегра выпустила длинную тугую струю табачного дыма, и на несколько минут в кабинете повисла неприятная тишина.
- Ясно…
Обведя взглядом собравшихся, она встала и неторопливо подошла к окну.
- Все свободны. Вы двое, если хотите, можете остаться. Если нет, ворота вам откроют, оружие отдадут. Попадетесь на территории Англии за убийствами мирных граждан, найду и убью.
Такаги, перестав, наконец, дергать свое распятие, сложила руки на груди.
- Я… Я бы предпочла остаться… Я уважаю архиепископа Максвелла, но то, что он творит сейчас не есть путь указанный Господом… И если для того, чтоб его остановить, мне нужно будет встать в один строй с еретиками… Я сделаю это!
Интегра скосилась на монашку и лишь удивленно пожала плечами. Рип ван Винкль, в свою очередь, снова растянула губы в странной полуулыбке-полуоскале.
- Похоже, у меня просто нет выбора. Главное пусть мушкет вернут.
Усмехнувшись в ответ, леди Хеллсинг снова отвернулась к окну.
- Тогда все свободны! Мне нужно подумать, что делать со всем этим.
Чудовища потянулись к выходу, а Интегра Фаербрук Уинстгейт ван Хеллсинг смотрела в окно и видела в отражении напуганную четырнадцатилетнюю девочку, которая неожиданно осталась совсем одна против всего большого мира.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Чт Сен 18, 2008 6:28 pm

Глава 5

Мрачная, словно туча, Зорин последней покинула общий зал. В голове было тягучее чернильное пятно пустоты, высасывающее все эмоции, а в груди вместо сердца словно кто-то шутя положил камень, который теперь глухо бился о ребра, пытаясь проколотить в них дыру. Старшему лейтенанту не хотелось абсолютно ничего. Даже алкоголь, который она не так давно использовала, чтобы хоть немного заполнить эту внутреннюю пропасть, сегодня ее не привлекал. Единственной мыслью вертящейся в голове было дойти до комнаты, лечь, закрыть глаза и позволить темноте внутренней слиться с темнотой внешней. Ощущение бессмысленности собственного существования неотступно следовало за фрау Блиц по пятам.
- Ну, привет.
В пустом коридоре особняка, явно поджидая Зорин, стояла Рип ван Винкль. На лице Волшебного стрелка по прежнему гуляла ехидная ухмылка, и теперь она с некоторой долей заинтересованности рассматривала новую форму своей бывшей сестры по оружию.
Подойдя в плотную, Рип поддела пальцами нашитую на грудь Зорин эмблему Хеллсинга и презрительно скривилась.
- Ребра не прожигает?... Предательница.
Удар был четким и сильным, как на тренировках. Тело Винкль отлетело, и глухо стукнувшись о стену коридора, повалилось на пол. Дальше Блиц действовала уже на полном автомате. Неспешно и словно с ленцой приблизившись к лежащей на полу вампирше, Зорин принялась бить ту тяжелыми ботинками по лицу, груди, животу… Избивала молча и деловито. Словно и не месила сейчас в кровавую кашу человеческое тело, а давила ногами виноград. Четко, размеренно и абсолютно без каких бы то ни было эмоций. Била так, как учили когда-то жестокие тренеры: сильно, жестко, насмерть.
Рип, у которой уже после первого же удара ручьями хлынула из носа кровь, даже не пыталась закрываться, лишь вздрагивая каждый раз после попадания по ней тяжелого ботинка.
Наконец, минуты через три непрерывной экзекуции, Зорин оставила уже лежащее в кровавой луже тело и, отойдя на два шага, присела у стены на корточки. Все так же размерено и безэмоционально, словно поломанный робот, она извлекла сигареты из нагрудного кармана и уставившись в пространство перед собой принялась курить. Еще минут через пять Рип ван Винкль снова зашевелилась.
- О-о-о... Вот черт… Крепко ты меня…
Кое-как поднявшись, вампирша прислонилась к стене и попыталась убрать с лица слипшиеся от крови волосы. Не говоря ни слова, Зорин протянула ей пачку сигарет. Поморщившись от боли, Рип в ответ лишь качнула головой.
- Забыла что ли?... Не курю я… Ох! Scheisse!...
С неприятным хрустом переломанные кости Винкль начали вставать на свои места. Регенерация фрика, многократно усилившаяся после того, как старший лейтенант получила свою каплю силы Алукарда, работала на полную мощность. Через минуту страшных судорог и корчей тело Рип снова приобрело прежние очертания, утратив невероятные углы сложных переломов.
Зорин, наблюдавшая за всем этим все с тем же отрешенным выражением на лице, достала из-за пояса широкий тесак и принялась вертеть его в руках.
- Как думаешь Рип? Вот мы пятьдесят с лишним лет сражались, убивали, верили во что-то, готовились к великой войне. А в результате все это оказалось огромным пшиком. Идиотской комедией с кучей трупов в финале… И никакого величия в этой безумной мясорубке, только грязь… И никакой красоты… К чему все это было?... Зачем мы вообще жили все эти годы? Почему мы не умерли тогда?... Вместе со всеми?...
Блиц приставила острие тесака к собственному подбородку и вопросительно посмотрела на опирающуюся о стену Винкль. Та, все еще продолжая приглушенно охать, пыталась усесться поудобнее и стереть с лица кровавые сгустки, которые уже начали сворачиваться и залепляли теперь глаза.
- Ох!... Вот оно что… Вечно вы блин все языками потрепать любите… Что Док, что майор… Ох!... Вот и ты теперь… Война!... Валгалла!... Я, блин, тоже раньше дура была… Поняла, что все это чушь лишь когда меня Алукард жрать начал… Не может быть войны ради войны, бред это… Война она ради победы… А когда воюют просто так, единственное что можно сделать на такой войне, это сдохнуть. И никакого проку в твоей смерти никому не будет. Максимум какой-нибудь уродский маньяк, типа Монтаны, порадуется, смотря как ты корчишься, пытаясь собственные кишки обратно в живот запихать.
Хмыкнув, Зорин удивленно выгнула бровь и, убрав нож от собственного горла, снова спрятала его за пояс.
- Победа… Воевать, чтобы победить… Да… Наверное это правильно.
Встав, она подала Рип руку и помогла подняться, однако на ногах ван Винкль держалась неважно. Покачав головой, Зорин подхватила ее на руки и понесла в сторону жилых комнат.
- Надо же! Давно меня на руках никто не носил.
На лицо Волшебного стрелка снова вернулась нагловатая усмешка, Блиц же в ответ лишь фыркнула.
- Хочешь, можешь идти ногами… Если сможешь.
- Молчу-молчу.
Еще через десять минут, занеся ван Винкль в ее комнату и оставив отмокать под душем, Зорин с задумчивым выражением на лице направилась к своему обиталищу. Тягостного ощущения внутренней пустоты уже не было, но чувство, пришедшее ей на смену, пока оставалось для Блиц загадочным.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Пн Сен 22, 2008 10:08 pm

ПРидется перезалить =)

Последний раз окинув взглядом свою комнату, Виктория еще раз поправила легкомысленного вида платьице и снова принялась вертеться у тяжелого высеребренного зеркала, ожидая прибытия Бернадотте.
То, что об их связи не знают в особняке только слепоглухонемые, стало понятно уже на третий день после первого визита Пипа в комнату Серас. Солдаты приглушено шептались по углам, посмеиваясь и выводя руками в воздухе гитарные формы и окружности, а леди Хеллсинг, каждый раз видя их вместе, упорно делала вид, будто ее здесь нет, и вообще, все это касается ее в самую последнюю очередь. В результате плюнув, в конце концов, на то, что думают другие, они стали встречаться в открытую и даже иногда несколько играя на публику. И сегодняшний вечер не должен был стать исключением, вот только Пип самым неприличным образом опаздывал.
Наконец от двери послышался тихий и какой-то неуверенный стук, и радостная Серас побежала открывать.
- Пип, ты чего так долго?!!... Ээээ?...
Вместо Бернадотте на пороге высилась фигура Зорин в своей новой форме. Лицо старшего лейтенанта было несколько отрешенным, словно она уже приняла какое-то решение, но все еще не знает, как именно его осуществить, и Виктория на всякий случай приготовилась дернуть поводок ментальной связи. Драться и марать в крови свой наряд ей ужасно не хотелось.
- Эмм… Могу я войти?
Все еще с подозрением глядя на Блиц, полицейская, между тем, продолжала заслонять собой дверной проем.
- Зачем?
Неуверенно помявшись, Зорин достала из-за спины руку с зажатой в ней бутылкой довольно недешевого скотча.
- Ммм… Поговорить.
Чуть не севшая тут же на пол от удивления, Виктория раскрыла дверь и сделала приглашающий жест рукой. Секунду спустя в ее светловолосую головку пришла шальная мысль, заставившая бывшую полицейскую недобро усмехнуться.
“А нечего опаздывать. Вот и пусть сегодня у себя ночует.”
Буквально через десять минут, уже слегка захмелевшие, обе вампирши сидели за столиком и вели довольно задушевную беседу.
- Ну и сволочь же ты была, чсссное слово…
Зорин поморщилась и махнула рукой.
- Я приказы выполняла…
- Аха… И людей мусором ты тоже по приказу называла?...
Ехидно сощурившись, Серас снова взялась за бутылку и принялась разливать напиток по фужерам, которые ранее были приготовлены под шампанское. Блиц же сначала нахмурилась, а потом, тряхнув головой и проведя по короткому ежику волос, злыми глазами уставилась на собеседницу.
- А что, не мусор чтоли?... Мы сильнее, мы быстрее, да мы… Scheisse! Да мы лучше в конце концов!...
- Аха… И мусор тебя по стене размазал.
Враз утратив всю свою злость, Зорин осела обратно на стул, и взгляд ее стал немного растерянным.
- Слушай, Серас. А зачем ты воюешь?
- Чего?
Виктория непонимающе воззрилась на свою собутыльницу.
- Нуу… Зачем упырей и вампиров истребляешь, зачем Хеллсингу служишь?... У тебя ведь силы сейчас… Ты считай второй, после Алукарда по силе вампир на земле. А пока его нет, то и первый… Ты ж могла бы весь этот мир под себя подмять, что хочешь с ним сделать! Зачем ты с пулеметом по канализации то лазаешь?
На лице полицейской отобразилась работа мысли, а потом она, безразлично пожав плечами, снова приложилась к фужеру.
- А зачем?... Нафиг мне весь мир? Что я с ним делать буду?... Это Хозяин может и стал бы этим заниматься. Ему всегда всего мало было: крови слишком мало, враги слишком слабые… Ему наверное и мир бы потом слишком маленьким показался бы, так и помер бы со скуки своей вечной… А я не хочу чудовищем полностью становиться. Все, что у меня от человека осталось это об отце память. Он людей защищал, и я леди Интегре в верности поклялась, потому что она тем же занимается…
Несколько минут Зорин осмысливала услышанное, прихлебывая скотч, а потом в ее глазах снова зажглись злобные огоньки.
- Но ведь всех не спасешь. Где-то все равно кто-то будет погибать, и ты к ним не успеешь. Опять бессмысленная война получается?! Война без победы?!
Серас в ответ лишь покачала головой.
- Эээ нееет… Каждый раз, как кого-то спасаешь, это считай тебе маленькая победа… Да даже то, что человеком осталась, это победа… Ты вон… Во что превратилась?...
Глаза Виктории неожиданно начали слипаться, и она, поставив фужер на стол и положив под голову руки, прямо на стуле свернулась калачиком.
- Так и сдохла… чудовищем…
Последние слова полицейская пробормотала, уже засыпая. Зорин, между тем, с некоторой долей удивления продолжала потягивать скотч и пыталась осмыслить сказанное. Посмотрев на еще натреть заполненную бутылку, старший лейтенант усмехнулась.
- Слабачка…
Затем ее взгляд снова стал отрешено-задумчивым.
- Остаться человеком?... Вспомнить бы как им быть…
Удивление Блиц возросло еще больше, когда она обнаружила, что и ее глаза начинают самостоятельно закрываться. Вскоре в комнате раздавалось лишь дружное сопение двух спящих женщин.

Бернадотте был зол и одновременно радостно возбужден. Проблемы начавшиеся с самого утра преследовали его целый день, ежечасно нагружая все новой и новой работой. Сначала сломались замки в арсенале, и хоть необходимости в его личном присутствии там и не было пришлось все-таки самому контролировать доставку мастера, а потом еще и следить, чтобы он, не дай бог, не увидел лишнего.
Затем на полигоне самостоятельно детонировала лепестковая мина, весьма удачно никого не задев. И еще, и еще, и еще…
Леди Интегра, обрадовавшись нежданному пополнению своего штата, свалила на Пипа помимо его прежних обязанностей еще и работу дворецкого, и теперь Бернадотте просто не понимал, как Уолтер в свое время со всем этим справлялся один.
Но наконец, разобравшись со всеми проблемами, капитан получил долгожданную возможность наведаться в комнату своей подруги, о чем ему и сообщили его ржущие во все горло подчиненные.
И вот теперь, окрыленный радостным предвкушением, Пип летел по длинным и широким коридорам особняка, бодро насвистывая под нос марш ВВС Ее Величества. Все светло-позитивное настроение Бернадотте вмиг улетучилось, когда он обнаружил на полу громадную лужу крови.
- Тааак…
Втянув носом воздух, капитан уловил еле слышимый след, тянущийся по направлению к жилым комнатам. Нехорошее предчувствие, которое он тут же связал с двумя недавно появившимися в особняке вампиршами, заставило его ускорить шаг и двинуться по кровавому следу. Как он и предполагал запах крови, немного попетляв, упирался в комнату занимаемую Рип. Опасаясь, как бы не случилось худшего, Бернадотте настойчиво постучал.
- Кто там?
- Откройте немедленно!
За дверью неуверенно зашуршали, и потом она открылась, удерживаемая цепочкой. В кромешной темноте проема появился удивленный глаз.
- Капитан? Вы что-то хотели?
- Да, хотел!
Пип раздраженно толкнул дверь ладонью и, отбросив хозяйку в сторону, влетел в комнату, ожидая увидеть там растерзанное тело одного из людей, населявших особняк.
- Да что вы себе позволяете!
Однако, к вящему удивлению капитана, вместо растерзанных трупов он обнаружил лишь вымазанную с верху донизу кровью одежду вампирши, а потом, посмотрев на нее саму, вмиг понял и причины ее появления. Заплывшее лицо Рип было покрыто синяками всевозможных размеров и форм, уже заметно позеленевших вследствие быстрой регенерации.
- Эээ… Простите… Там просто кровь… В коридоре…
Ван Винкль попыталась напустить небрежное выражение лица и передернула худыми плечиками.
- Ааа… Это моя… Мы с Зорин… Немного повздорили…
Пип честно попытался сопоставить в своем мозгу дружескую перепалку, которая могла возникнуть между бывшими сослуживицами, с громадной лужей крови в коридоре, но получилось у него это слабо.
- Вы не беспокойтесь. Я завтра с утра обязательно все уберу.
В конце концов, замахав руками, Бернадотте начал ретироваться обратно к двери.
- Не-не-не-не. Не стоит. Все уберут без вас. Отдыхайте.
Выпрыгнув за дверь, капитан перевел дух и пошел будить горничную. Еще около получаса ушло на то, чтоб объяснить, что от нее требуется, а потом еще минут двадцать, чтоб привести ее в чувство от обморока, в который она немедленно упала, едва увидев, что ей придется убирать. Когда после всех этих хлопот Пип снова взглянул на часы, он понял, что самым свинским образом опаздывает, и, оставив бледную девушку дотирать красные разводы со стен и пола, со всех ног рванул к комнате своей возлюбленной.
Дверь с тяжелым распятием от настойчивого стука слегка распахнулась, и Бернадотте неуверенно засунул свою голову внутрь.
- Милая?...
Представшая его взору картина привела капитана в замешательство. Удивленно посмотрев на спящих прямо за столом девушек и недопитую бутылку скотча, Пип задумчиво почесал затылок.
- Мдааа… Похоже романтический вечер накрылся…
Все планы капитана дружно приказали долго жить, и растерянный Бернадотте, взяв со стола бутылку, тут же отхлебнул прямо из горла. Постояв еще немного, Пип со вздохом взвалил тело своей возлюбленной себе на плечи и отнес его к широкой кровати. Немного повозившись с завязками и пуговичками и оставив Серас в одном нижнем белье, он словно маленького ребенка накрыл ее одеялом и вернулся обратно к столу. С Зорин возни получилось несколько больше, потому как длинные конечности старшего лейтенанта постоянно пытались свеситься до земли и упорно цеплялись за пол. В конце концов водрузив и ее на ложе и сняв с нее ботинки и куртку, Пип облегченно плюхнулся в кресло.
- Ладно уж… Спите пока…
Скотча в бутылке оставалось еще прилично, и Бернадотте, решив, что такое завершение полного безумных забот дня более чем достойно, принялся смотреть на спящих девушек, неспешно потягивать благородный напиток и считать в голове до тысячи. Вскоре спящих в комнате стало уже трое.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Пн Сен 22, 2008 10:08 pm

И новое заодно =)

Глава 6

- Найти и кастрировать!
В глазах леди Хеллсинг пылал адский огонь, а руки, нервно сжавшие край больничного одеяла, были покрыты сеточкой синих вен, проступивших от чрезмерного напряжения.
- Хозяйка не волнуйтесь. Вам сейчас нельзя. Хотите конфетку? Леденец? Говорят, бросить курить помогает.
Виктория, суетившаяся в отдельной палате, выделенной специально для столь ценного пациента, как Интегра, имела самый несчастный вид на земле. Однако на самом дне глаз, сквозь скорбную мину отчетливо проглядывали счастливые огоньки, и это бесило леди Хеллсинг еще больше.
- Поймать! Кастрировать! Обвалять в смоле и перьях и выкинуть из страны!
Гнев полыхал ярким пламенем, а настойчивое желание покурить царапало горло своими когтями. Не в силах больше сдерживать свою жажду табачного дыма, Интегра таки разрешила Серас запихать себе в рот леденец, а вслед за ним сразу же и градусник, и сидела теперь с видом грозовой тучи, готовой вот-вот разразиться громами и молниями на первого попавшегося ей на пути нерадивого странника. А ведь изначально ничто не предвещало беды.
Последние три недели вся организация Хеллсинг занималась тем, что гигантскими темпами расширяла свой штат и тренировала новых бойцов. С позволения королевы маленькая личная гвардия Интегры разрослась до численности усиленного штурмового батальона, и теперь уже целых пять сотен бойцов бодро топтали полигон, осваивая навыки борьбы с вампирами. Одновременно с этим поэтапно эвакуировались уже успевшие вновь заселиться районы Лондона, и создавалось мощное укрепленное кольцо вокруг места предполагаемого выхода армии из-за грани реальности в наш мир. Подтягивались армейские части, в воздухе испуганными стаями носилась авиация, и хотя все это и маскировалось новостями о якобы грандиозных учениях, только откровенные глупцы не поняли бы, что идет приготовление к самой настоящей войне.
Окапывающаяся на позициях техника, а так же бодрые доклады оружейников о количестве переплавленного на снаряды и патроны серебра, вселяли все больше и больше уверенности в то, что легион сумасшедших фанатичных вампиров удастся если уж не полностью разгромить, то по крайней мере критически ослабить. Работа кипела, и леди Хеллсинг носилась, словно белка в колесе, пытаясь быть одновременно везде и всюду.
Неприятность случилась во время очередного рабочего совещания, на котором ответственные лица должны были доложить о проделанной за день работе. В самой середине доклада Бернадотте о подготовке огневых рубежей, лицо Интегры исказилось страдальческой гримасой, затем она позеленела и, вскочив со стула, бросилась к выходу из зала. Добежать ей так и не удалось и, упав на четвереньки, глава протестантских рыцарей немедленно извергла из себя весь свой ужин вместе с изрядной порцией желчи.
Сказать, что началась паника, значило бы не сказать ничего. Весь особняк уже буквально через пять минут гудел, как растревоженный улей, а королева лично трижды по телефону интересовалась здоровьем одной из центральных нынче фигур своего государства и даже выслала свой собственный транспорт для доставки больной в госпиталь.
Наставив в лоб попытавшемуся запретить ей следовать за своей хозяйкой доктору огромный страшного вида пистолет и неожиданно для всех обложив его трехэтажным матом, Виктория уже сама выпихала из машины всех остальных, включая Пипа и почему то увязавшуюся за ней сердобольную Юмико, и лично сопровождала Интегру на всем пути в больницу и во время ее плутания по длинным коридорам лечебницы. Когда же, наконец, пройдя через десяток кабинетов и очутившись в палате, они услышали заключение врача, леди Хеллсинг первые десять минут изображала из себя соляной столб, а у Серас же был, напротив, вид ребенка получившего подарок на праздник.
- Чем я больна доктор? Что это за гадость?
Среднего роста, пухлый молодой человек в халате, с широкими залысинами и добродушным круглым лицом, расплылся в доброжелательной улыбке.
- Ну что вы, леди Хеллсинг! Напротив! Вы абсолютно здоровы! Я бы даже сказал более. Вы здоровы настолько, насколько только может мечтать каждая здравомыслящая женщина Англии в наши дни.
Лицо Интегры перекосилось в недоумении.
- Что вы имеете в виду?
Улыбка доктора стала еще доброжелательней.
- Вы ждете ребенка, дорогая моя. И это самое что ни на есть естественное состояние.
Когда ступор наконец таки прошел, в мозгу леди Хеллсинг холодными щелчками костяшек счетов стали проигрываться варианты событий, которые могли бы привести к столь неожиданному состоянию дел. В непорочное зачатие в наши дни Интегра верила еще меньше, чем в Санта Клауса, а потому, прогнав с десяток возможных сценариев, она остановилась на том злополучном приеме, на который ее занесли ее жаждущая приключений пятая точка и загруженная бюрократией, а потому вовремя не сработавшая, голова. Гнев главы протестантских рыцарей воистину был страшен.
- Кастрирую!!!
Принявший последнее восклицание на свой счет, доктор испарился из палаты со скоростью звука, а Виктория принялась нарезать круги вокруг буйствующей на кровати хозяйки, пытаясь ее хоть немного успокоить.
- Ну хозяйка. Ну не стоит. Не нужно волноваться. Вам это вредно.
Интегра же продолжала кипеть, как перегретый паровой котел, и кому-то это ее состояние не предвещало ничего хорошего.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Чт Сен 25, 2008 4:10 am

Особняк встречал Интегру затаившейся серой громадой, словно верный пес, почуявший плохое настроение хозяина. Известие о причине плохого самочувствия леди Хеллсинг облетело принадлежащую ей организацию со скоростью доступной только летящему вперед тайфуну и распространяющимся слухам. И теперь, когда она словно сошедший с постамента памятник, вышагивала по длинным коридорам, ее всюду сопровождали осторожные шепотки и удивленные взгляды.
С одной стороны все, кто уже достаточно давно окружал главу протестантских рыцарей, не могли не радоваться тому факту, что древний, но как-то сам собой захиревший род не закончится таки на своей последней, пусть и самой яркой представительнице. С другой стороны причиной всеобщего удивления был без труда читаемый в глазах всех встречных немой вопрос: “Как?”. Зная характер своей хозяйки, ее безразмерный фанатизм и преданность работе, подчиненные просто не могли связать воедино эту “железную леди” и такое слово, как любовь, да и вообще как-то примерить к ней понятия обычных отношений между мужчиной и женщиной.
Все еще пребывая в состоянии близкому к взрыву, Интегра поднялась в свой кабинет, и грохот двери возвестил особняку, что первая угроза миновала.
Пройдя к своему столу, леди Хеллсинг с ненавистью уставилась на телефон правительственной связи. Гневно фыркнув, она подняла трубку, и через пару минут услышала елейный голос секретаря Его Величества.
- Слушаю вас.
- Мне нужна королева!!!
- Секундочку.
Яростный рык произвел на чиновника ровно такое же впечатление, что и кошачье мяуканье на глухого. Привыкнув за несколько десятков лет держать круговую оборону кабинета главы государства от посетителей всех мастей, старый пэр с одинаково ровным выражением лица и благодушием в голосе отвечал и рыдающим и гневно кричащим.
Нервное ожидание продлилось еще несколько минут, а затем в трубке наконец-то раздалась уже ставшая привычной за эти месяцы речь королевы.
- Дорогая моя, поздравляю вас от все души! Это такое счастье! Наконец-то вам будет ради кого продолжать свое дело и кому передать это по наследству. Это просто чудо…
- Ваше! Величество!
Голос Интегры дрожал и звенел, словно крошащаяся под гнетом пресса сталь клинка.
- Возможно! Да! Возможно, вы и правы! Возможно, мне следовало раньше заняться… вопросом продолжения моего рода! Но сейчас я себя чувствую, словно выставленная на посмешище дура, которая даже не знает имени отца своего будущего ребенка!!!
В трубке на некоторое время повисло удивленное молчание. Леди Хеллсинг же, между тем, распалившись еще больше, практически кричала в трубку.
- Прием, Ваше Величество!!! Тот замечательный прием, который вы устраивали три месяца назад!!! Я хочу знать кто он!!! Кто был со мной в тот вечер?!! Я уверена, что это он!!! И я хочу видеть его сердце перед собой на серебряном подносе!!!
- Но милая моя…
Голос королевы был полон безмерного удивления.
- Этот молодой человек все эти три месяца ищет с вами встречи. Неужто вы не звонили по номеру с той визитки, что передавал вам мой секретарь? Я, конечно, понимаю, что вы загружены работой, но право слово, вам нужно больше внимания уделять и личной жизни. Но если уж обстоятельства зашли столь далеко, то я немедленно распоряжусь о вашей встрече. Вам действительно давно уже пора подумать о семье...
Выслушивавшая все это, Интегра попеременно меняла цвет лица от пунцово-красного к мертвенно-бледному, а потом слегка зеленоватому. Память, вновь начав услужливо развязывать свои узелки, принялась выталкивать на поверхность сознания многочисленные разговоры с королевой и все более и более настойчивое желание той в эти последние три месяца ее с кем-то познакомить. В конце концов, бессильно осев в свое кресло, девушка аккуратно положила трубку на место и с ненавистью воззрилась на Эвересты папок и стопок бумаги на своем столе.
- Визитка?...
В горле мгновенно пересохло и жутко захотелось пить. С некоторой растерянностью посмотрев на коробку с сигариллами, леди Хеллсинг, скривившись, достала из кармана один из напиханных туда Викторией кислых леденцов, и, закинув его в рот, принялась разгребать бумаги в поисках нужного ей сейчас пластикового квадратика.

Тяжелый черный лимузин въехал во двор особняка, и из его открытой двери показалась высокая худая фигура мужчины в длинном плаще. У ожидавшей гостя на пороге Виктории удивленно вытянулось лицо, и затем, с трудом взяв себя в руки, она как-то неуверенно проблеяла.
- Ээээммм… Ааа… Месье де Фруа?...
Молодой человек остановился и достаточно вежливо кивнул в ответ.
- Николя де Фруа к вашим услугам мадмуазель. Могу я увидеть хозяйку этого дома, леди Интегру Хеллсинг?
Все еще сохраняя глуповато-растерянное выражение на лице, Серас развернулась и, сделав приглашающий жест рукой, повела прибывшего джентльмена на второй этаж.
Гнев леди Интегры к моменту прибытия гостя уже несколько поутих. Проведя большую часть дня за попытками освежить собственную память, она припоминала все больше и больше странных моментов, когда Ее Величество в разговорах косвенно или прямо давала понять, что ее внимания кто-то добивается. Каждый раз, загруженная текущими проблемами, она отмахивалась от этих слов, как от роя надоедливых мух. И вот теперь…
Ощущение было странное. С одной стороны она оказалась в самом незавидном для девушки ее статуса положении. Любовь мимоходом и рождение наследника непонятно от кого были больше достойны поведения беспутного французского дворянства, чем чопорных английских сэров. Мысль об аборте и решении назревшей проблемы подобным способом леди Хеллсинг даже не посещала.
С другой стороны отец ребенка вроде как никуда и не терялся, и судя по утверждениям многочисленных свидетелей все это время искал с ней встречи. Однако, если бы события не повернулись такой стороной, то сама Интегра уже врятли вспомнила бы о мимолетном увлечении, обстоятельства которого, к ее величайшему стыду, имели весьма смутное отражение в ее памяти.
Пребывая в смятении, леди пыталась решить, как же ей теперь вести себя с тем, кто сейчас войдет сквозь двери ее кабинета. Наконец, в коридоре послышались шаги, и сначала внутрь сунулась какая-то донеобыкновения глупая мордашка Серас.
- Ээээ… Хозяйка… Я его привела…
Непонимающе посмотрев на свою подчиненную, леди Хеллсинг только фыркнула.
- Ну так впускай.
Двери раскрылись, и в кабинет наконец вошел гость. Глубоко вдохнув и приготовившись выдать полную холодной сдержанности и даже некоторого презрения речь, Интегра подняла глаза и застыла с перекошенным ртом. Выражение ее лица сейчас напоминало лицо Виктории секунду назад.
“Не может быть… Он?!!!...”
Но потом первый шок прошел, и глаза стали замечать мелкие различия. Чуть ниже, заметно моложе, не столь циничные глаза, совсем не презрительная улыбка… Мелочь к мелочи и становилось понятно, что это совершено другой человек.
“Но как похож…”
Серас же, между тем, неслышно прикрыла двери и, оставив хозяйку и гостя наедине, тут же прильнула к замочной скважине ухом с другой стороны. Сзади раздался насмешливый голос Бернадотте.
- Стрельбы не было?
Полицейская только шикнула на развалившегося в кресле и изображающего заинтересованность газетой капитана.
- Ты не поверишь. Он так похож на Хозяина…
Из-под свежего номера “Таймс” показались австралийская шляпа и насмешливый правый глаз. Выпустив клуб дыма, Пип широко оскалился.
- Офигеть... Прям любовный роман с продолжением. Надо будет у тебя спереть пару книжек. Посмотреть, как это они умудряются.
Снова шикнув на тихо ржущего Бернадотте, Виктория опять прильнула к тяжелым дубовым створкам, однако ни выстрелов, ни криков, ни даже звуков битья посуды и швыряния тяжелых предметов из-за них не доносилось. Последняя в Англии непреступная крепость выбросила белый флаг без единого выстрела.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Чт Сен 25, 2008 3:20 pm

Глава 7

Даже если вы точно знаете дату, сколько бы вы не готовились к концу света, сколько бы времени вы не потратили бесчисленное количество раз составляя, проверяя и перепроверяя планы, рисуя схемы и расставляя все по своим местам в преддверии Армагеддона, но момент, когда весь привычный вам мир начинает обрушиваться в пропасть, всегда является самым большим и самым неприятным сюрпризом, которого никто не ждет. Даже если вы знаете, что через неделю, через день или через час случится катастрофа, подсознательно вы никогда не верите в ее реальность. Но когда она все же случается…
Сигнал тревоги зазвучал в час ночи, своим резким воплем оповещая всех, что то, к чему готовились последние три месяца, чего ждали и во что практически все категорически отказывались верить, все же началось. Красивый всполох, напоминающий переливы северного сияния, красными языками холодного пламени окутал сердце Лондона, и в следующий миг здание старого парламента и несколько прилегающих к нему улиц скрылись в пятне непроглядной чернильной пустоты. Воздух зазвенел натянутой струной, и затем ночная тишина огласилась диким ревом и звоном оружия.
Прямо из небытия на землю выливалось кипящее море битвы.

Казармы кипели и напоминали растревоженный муравейник. Пирамиды арсенала стремительно пустели и все новые и новые бойцы, быстро экипировавшись, запрыгивали в машины и уносились к воздвигнутым вокруг городского центра баррикадам.
Вампиры Хеллсинга, едва успев одеться, мчались в одной из самых первых машин.
- Серас, а ты их руками рвать что ли будешь?
Как обычно ехидно усмехающаяся, Рип бережно прижимала к себе старинный мушкет и то и дело поправляла съезжающие с носа из-за сильной тряски очки. Виктория, действительно выскочившая из особняка одной из первых, не взяла с собой никакого оружия, лишь нацепив поверх своей обычной формы какого-то хитрого вида металлическую упряжь, отдаленно напоминающую броню солдат. Злорадно усмехнувшись в ответ, она только покачала головой.
- Доедем, там увидишь.
Наконец, пролетев последние повороты узких полузаваленных обломками зданий улиц, машина остановилась, и повыпрыгивавшие бойцы побежали к своим позициям.
Сражение по-прежнему кипело где-то в центре города, очень-очень медленно двигаясь в сторону баррикад. Даже очутившись в реальном мире, воины отца Андерсона продолжали противостоять конкистадорам Максвелла, но теперь численный перевес последних играл уже решающую роль, и бывшие инквизиторы все уверенней и уверенней шли вперед. Уже очень скоро между людьми и армией сумасшедших монстров не должно было остаться никаких преград.

Зорин не торопясь раскурила сигарету и, опершись на меч, посмотрела в сторону Темзы. Шум и крики идущие с той стороны становились все явственнее и ближе, и стоящие рядом с ней на баррикадах солдаты начинали волноваться.
“Опять… Снова как тогда… Только теперь не штурмуем, а обороняемся…”
Пришедшая в голову ассоциация вызвала к жизни не самые приятные воспоминания, и стараясь отогнать их Блиц подбросила в воздух и пару раз взмахнула своим клинком. Оружейники хорошо доработали его, превратив двуручный меч в чудовищное почти двухметровое лезвие слоеной ковки, с вделанными в него серебряными листами.
Стоящая рядом Такаги бережно прижимала к груди казавшуюся тонкой тростинкой на фоне этого монстра катану. Круглыми глазами сопроводив движения меча Зорин, напоминающего сейчас больше вертолетную лопасть, она немного нервно сглотнула и тоже выжидающе уставилась на чернеющие за баррикадой силуэты зданий. Схватка стремительно накатывалась.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Вт Сен 30, 2008 9:15 pm

Надо же, какойц плодотворный автор... Интересно...
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 01, 2008 4:09 am

Конкистадоры шли на полустертые баррикады ровными рядами легионов. Здесь, в восточной части города, артиллерии не удалось разметать до конца их строй, и теперь вампиры голыми руками разрывали на части военную технику и раскидывали железобетонные блоки, расчищая себе путь к свободе.
Серас успела вовремя. Последние оборонительные рубежи еще держались.
- И ты здесь, красавица моя!
Бернадотте, широко улыбаясь, помахал полицейской рукой. Обеспокоено окинув его взглядом, Виктория с облегчением поняла, что запекшаяся на Пипе кровь большей частью не его, и, приведя стволы своего оружия в боевое положение, встала рядом.
- Что тут творится?
- Похоже вон та хреновина… это Максвелл…
Голос капитана был надтреснутым и донельзя удивленным, и, посмотрев в сторону, куда он ей указывал, Виктория поняла почему.
- Азм есьм Глас Господень!!! И отделю я агнцев от козлищ!!! И по мановению моей руки взыграют трубы Армагеддона!!! Падите ниц, грязные еретики!!! Падите ниц!!! И узрите восход новой империи Рима!!!
Зло ощерившись, Серас навела свои орудия на шествовавшее сейчас за спинами адских легионеров чудовище.
- Гончая?... Как он смог подчинить Гончую?...

Альгамбра, словно на официальном приеме приглашая даму на танец, сделал вальяжный и одновременно аристократичный жест рукой и неспешным прогулочным шагом направился вглубь руин. Усмехнувшись, Зорин пошла следом. Стрельбы не было. Обе стороны словно застыли в остановленном времени, влипнув, как мухи в его тягучий янтарь.
Такаги смотрела вслед уходящей паре и пыталась что-то сказать. Возможно, закричать или как-то остановить их. Теперь она точно знала, что ощущение, возникшее в начале боя, было верным. Блиц искала собственной смерти.
- Стала предательницей, Зорин? – губы денди растянулись в презрительной ухмылке. Отойдя на пару кварталов, он вновь остановился посреди пустой улицы. Складываемые в стопки и снова перетасовываемые, карты небрежно мелькали в его гибких пальцах. Иллюзионистка оскалилась в ответ.
- Тебе ли говорить о предательстве, Тубалкаин? Меня честно победили в бою, и теперь я служу, как трофей победителю. А каков твой мотив?... Опять решил поиграть с огнем?
Улыбка денди чуть угасла, и он снова начал двигаться, пытаясь обойти Зорин со стороны отсутствующей теперь левой руки.
- Вся жизнь игра, моя дорогая. Порой нужно ставить на кон все. Ведь это так интересно.
Блиц искоса наблюдала за перемещениями картежника.
- Ну-ну… Тебе мало было потерять все, что ты имеешь, один раз? Решил повторить?
- Я учусь…
Иллюзионистка так и не сдвинулась, и, занявший, наконец, выгодную позицию, денди резко выбросил руки вперед, посылая зашелестевшие на ветру карты в последний смертельный полет. Бумага, ставшая вдруг прочнее стали, резала кожу и кости, и вмиг искромсанное тело повалилось бесформенной кучей на грязную мостовую.
Подойдя к тому, что еще пару секунд назад было Зорин Блиц, Альгамбра горделиво усмехнулся.
- Теперь я не допускаю ошибок. И не даю своим врагам шанса.
- Ты думаешь?
Внезапно грудь денди раскрылась, словно выворачиваемый мешок, и лезвие громадного серебряного меча показалось наружу. Стоящая за его спиной, вампирша злорадно улыбалась.
- Не ты один учишься новому. И ты снова поставил на кон все и опять таки все проиграл. А теперь умри и не мешай мне больше.
Созданная Зорин за несколько мгновений до того иллюзия, невнятным темным пятном расползалась по мостовой, тая как черный снег. Выдернув клинок из спины Тубалкаина, Блиц в три взмаха отсекла ему руки и голову и оттолкнула уже мертвое тело.
А между тем среди окрестных руин снова стали шевелиться пришедшие в себя инквизиторы. Широко и радостно улыбнувшись, иллюзионистка в приветственном салюте вскинула руку с зажатым в ней мечом.
- Ну что же вы?!... Идите сюда!!!... Я жду вас!!!
Приняв боевую стойку, она устало вздохнула.

Тьма колыхалась, сжирая раз за разом рвущие ее плоть снаряды, но огонь был бессилен против адской твари. Куски непроглядной черноты отлетали в стороны, чтобы тут же истаять без следа, однако Максвелла, из правого плеча которого теперь торчало тело Гончей Алукарда, это, казалось, лишь забавляло.
- Дочь Сатаны!!! Бессильно оружие человеческое против промысла Его!!! И очищена будет земля силой моей от грешников!!! И снизойдет!!!...
- Да пошел ты!!!
Бернадотте кинулся вперед из-за спины Виктории, и в громадную черную пасть полетела связка гранат.
- Огонь с небес!!!...
Похожая на ковш экскаватора, громадная пасть дернулась и заглотила связку вместе с метнувшей ее рукой. Мотнувшись, голова Гончей отбросила Пипа в сторону, оставив себе его кисть. Из груди Серас вырвался дикий вопль, и, срывая с себя ограничивавшую ее движения тяжелую упряжь, она прыгнула вплотную к чудовищу. Оставив себе только один ствол с обрубком торчащей из него ленты, Виктория сунула его прямо в собачью пасть химеры, в которую превратился Максвелл.
- Сдохни, монстр!!!
Ближайшие к своему предводителю инквизиторы попытались отпихнуть вампиршу штыками своих ружей, однако было уже слишком поздно. Взорвавшись мутным фонтаном, Гончая распалась на сотни лоскутов непроглядной черноты, которые, разлетевшись, усеяли собой всю округу. Лишившийся практически всей правой половины своего тела, Энрико Максвелл пошатнулся…
Из его взгляда исчезла безумная одержимость, и тело бывшего главы искариотов начало рассыпаться в прах. В последний раз подняв свою голову к небу, он успел прошептать только одну фразу.
- Прости меня, Господи, ибо я грешен…
А в следующий миг тьма открыла тысячи своих глаз.

Битва закончилась столь же внезапно, как и началась. Полыхавшее у восточных баррикад зарево схватки внезапно превратилось в шар чистейшей темноты, и затем черные нити потянули внутрь его всех еще уцелевших инквизиторов. Буквально через пять минут, оставив лишь горы трупов и невероятные разрушения, безумная армия, потеряв своего предводителя, вновь скрылась за гранью реальности. Люди смогли удержать чудовищ, и теперь они собирали своих раненых и мертвецов.
Тело Зорин Рип нашла спустя пол часа блужданий по повторно разбитым в пыль руинам центра Лондона. Блиц лежала на спине, окруженная валом из нарубленных ею инквизиторов, и тихо смотрела, возможно, второй раз в ее жизни абсолютно одинаковыми глазами в черное затянутое дымом небо.
Видимо вконец отчаявшись уничтожить озверевшую иллюзионистку врукопашную, конкистадоры под конец принялись расстреливать ее из ружей, и в результате помимо потерянной ею еще в начале боя левой руки отсутствовала правая нога, а остальное тело сильно напоминало изрубленную осколками мишень. В животе Зорин торчал ее собственный меч, мстительно воткнутый кем-то из инквизиторов.
Зло оскалившись, Рип рванулась к распростертой на земле вампирше.
- Scheisse!... Не дохнуть! Слышишь меня?! Это приказ!... Хватит уже этого вашего долбаного героизма!
Выдернув меч и взвалив тело на плечи, Винкль вприпрыжку понеслась в сторону остановивших таки безумную армию баррикад. Кровь из открытых ран Зорин медленно потекла по ее телу, пропитывая одежду. Жизнь так же медленно вытекала следом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 01, 2008 5:06 pm

Блин, у меня лапы чешуться покритиковать стиль... Манера написания иногда сбивавет с толку - зачем же так прямолинейно? Можно капельку недосказанности добавлять... Хорошо хоть действие не переходит в нудятину, постоянно идет экшн... ну, посмотрим что будет дальше, не бросай))))
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 01, 2008 5:09 pm

- Куды именно недосказанность запихать? =) О чем, так сказать? =)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 01, 2008 5:16 pm

Ну, к примеру, фраза про ровные ряды легионов. Что -то не так, чуствуешь? Тебе нужна стилистическая бета, что б исправляла всякие подобные недочеты. Красивый язык - половина успеха.
А недосказанность... ну, выбросить лишние слова, перестроить предложения, выбросить фразы, не несущие особой смыловой нагрузки...
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 08, 2008 4:13 am

Глава 8

Три недели спустя.

Карусель… Забава далекого детства. Смешно подлетающие вверх и вниз верблюды и лошадки. Несущиеся по кругу, мелькающие счастливые лица детей и взрослых, смешные рожи клоунов.
Чувство настоящего детского счастья переполняло ее. Это незамысловатое развлечение, всего лишь движение по кругу, но сколько радости оно доставляло ей.
И эти огромные, кажущиеся вырванными из неба кусочками, цветные воздушные шары… Как мало в детстве нужно для счастья…
Счастье… И покой…
- Кристина!... Кристина!... Кристина!...
Настойчивый женский голос окликает ее. Вокруг несутся с бешеной скоростью лица, мелькают, улетая по кругу. Но женский голос все настойчивее и настойчивее продолжает звать ее по имени.
- Кристина!... Кристина!!!...
И внезапно все меняется. Цветные шары, полощущиеся на ветру, превращаются в злобных тварей, сквозь улыбки клоунов проступают хищные клыки, детский смех превращается в издевательское карканье гарпий, уже нацелившихся на свою жертву.
- Кристина!!! Проснись!!!
- Блиц…
С трудом разлепив сведенные судорогой губы, она выдавила из себя это проклятое прозвище. Клеймо, самостоятельно поставленное ей на свое тело и душу и изменившее всю ее жизнь.
Она уже полыхает в адском огне, и слышно как трещат и корежатся в этом пламени ее кости.
- Зорин Блиц!!!
Вырывая свой разум из пекла наваждения, она открывает глаза… Темнота и благостный холод… И наконец снова приходит покой…
…и сон без сновидений.

Виктория и Рип стояли в подвале особняка у громадного тяжелого саркофага. Мерно гудели какие-то приборы, перемигивались огоньками датчики, сновали люди в белых халатах.
Серас стояла, закрыв глаза и сложив руки на груди. Она звала ту, что лежала сейчас внутри этого железного гроба.
- Ну?!...
Рип нетерпеливо застучала носком дорогого ботинка по полу. В углу ее рта непривычно тлела красным огоньком одна из сигарилл леди Хеллсинг, и весь внешний вид был отражением крайней степени раздражения и нетерпеливости.
Полицейская открыла глаза.
- Отзывается… Значит живая.
Вздохнув, Винкль сделала глубокую затяжку и облегченно выпустила дым.
- Ну, наконец то!... Три недели!... Три недели, как самый натуральный труп!... Это же просто обалдеть можно!…
Виктория удивленно посмотрела на вампиршу.
- Ты так о ней волнуешься?
- Ну так…
Лицо Рип вдруг стало усталым и от чего-то жутко печальным. Повернувшись, она пошла к выходу из подвала.
- Кроме этой стервы у меня, считай, семьи больше и нет…

С усталым вздохом отворив дверь собственного кабинета, леди Хеллсинг вяло вошла внутрь и тут же уселась на стоящий рядом с входом пуфик. В последнее время даже непродолжительные нагрузки вынуждали ее тут же искать место, чтобы усесться, а из-за начавшей потихоньку меняться фигуры пришлось отказаться от традиционных костюмов. Не видя другого выхода, Интегра даже позволила таки Серас вытащить себя на длительную прогулку по магазинам, закончившуюся приобретением огромной кучи всяческого тряпья и неприятным слезливым скандалом от усталости, вспоминая который она теперь постоянно морщилась и краснела.
Просидев почти минуту в легком вечернем полумраке, леди Хеллсинг, наконец, обратила внимание на странную тень, стоящую рядом с открытым окном.
- Дорогой?...
Решив сначала, что муж вернулся несколько раньше времени, она потянулась к выключателю, но на полпути рука остановилась. Сквозь стоящего у оконного проема гостя легко проходил свет подкатывающегося сейчас к горизонту солнца.
- Ты?... Ты все-таки вернулся…
Высокая фигура, слегка размазывающаяся на идущем от окна сквозняке, повернулась к Интегре и на лице фантома заиграла такая знакомая и ставшая за столько времени уже практически родной улыбка.
- Моя хозяйка… Я не мог не вернуться. Я же обещал вам…
Недоверчиво вглядываясь в стоящего сейчас перед ней призрака, леди Хеллсинг поднялась и пошла ему навстречу. Наваждение не исчезало, стоящий у окна и улыбающийся полупрозрачный Алукард по-прежнему был в комнате.
- Ты вернулся… Ты и правда вернулся… Но почему ты в таком виде? Что случилось?
Улыбка древнего вампира немного угасла и стала слегка печальной. Протянув руку, он коснулся щеки своей хозяйки, но вместо прикосновения она ощутила лишь слабое дуновение ветра и невольно поежилась от холода.
- А ты изменилась, Интегра Уинсгейт Файербук ван Хеллсинг…
Недовольно дернув плечами, Интегра невольно сделала шаг назад, и взгляд ее стал холодным и жестким как когда-то… давно…
- Ничто не может оставаться неизменным вечно. Все меняется… Даже ты, Алукард.
Отвернувшись, носферату снова уставился в окно.
- Верно… Даже я… Все правильно, опять настало время измениться. Ведь бессмертных не бывает…
Леди Хеллсинг снова устало опустилась в кресло и уже оттуда продолжила разглядывать призрачную фигуру своего самого преданного слуги. Трепещущее на легком ветерке покрывало тени, в котором угадывались знакомые черты, потихоньку таяло. Совсем незаметно, то тут, то там отрывались и растворялись в наступающей вечерней темноте призрачные кусочки фантома, и было понятно, что скоро он снова уйдет…
Когда Алукард повернулся к ней, на его лице опять играла широкая улыбка.
- Я ищу свою душу, моя хозяйка. Это адский труд. Меня так много, что порой уже и не знаешь, чью жизнь ты вспоминаешь в этот миг. Но верь мне, однажды я найду ее... И тогда я снова вернусь… Вернусь уже надолго… Я рад, что хоть многое и изменилось, ты по-прежнему осталась человеком… служить кому-то другому я уже не смогу…
Взгляд вампира скользнул по фигуре Интегры, и его усмешка стала еще шире.
- И твой сын тоже им будет… И если, когда я вернусь, тебя уже не станет, я буду служить любому твоему потомку, если он сможет доказать, что он истинный человек… В каждом из них будет частичка тебя.
Усмехнувшись в ответ, леди Хеллсинг провела рукой по своему животу.
- Я запомню это, вампир… Мы все будем помнить это.
Тень медленно таяла на легком, тянущемся от окна сквозняке.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Ср Окт 08, 2008 6:32 pm

Мммм... Вкусненькая продааа... Ж)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Сб Окт 11, 2008 7:49 am

Эпилог.

Стук деревянных мечей гулко разносился под сводами тренировочного зала. Две фигуры, с невероятной скоростью сходясь и расходясь, наносили удары с такой частотой, что их звуки напоминали скорее мерное сливающееся гудение, чем привычный стук дерева о дерево. Наконец, в последний раз совершив выпад и описав своим мечом несколько хитрых пируэтов, Такаги остановилась и жестом показала сделать то же самое своей партнерше. Зорин с недовольной миной опустила свое тренировочное оружие. В этой схватке она явно проиграла, причем с большим отставанием.
- Тебе по прежнему не хватает скорости.
Блиц лишь раздраженно фыркнула.
- С чего бы мне ее хватало с такой рукой?
Утраченные конечности старший лейтенант себе вернула. Однако даже невероятная регенерация вампира не могла сразу и полностью восстановить все функции, и теперь вновь отращенные ею рука и нога постепенно возвращали мышечную массу, представляя собой пока обтянутые пергаментной кожей конечности скелета. Посеченная осколками кожа так же восстановилась, но вот татуировки вместе с ней на свое место не вернулись, и Блиц теперь напоминала однобокую зебру с неровной мешаниной черных и белых полос.
Восторженная бригада людей в белых халатах, оккупировавшая подвал особняка, сперва почти месяц занималась тем, что всяческими способами пыталась оживить изрубленный полутруп, а потом с огромным энтузиазмом облепляла уже оживший экспонат бессчетным количеством датчиков, иголок и трубочек, всячески пытаясь понять, как же он все-таки живет.
Болезненно поморщившись, вспоминая все эти издевательства над ее телом, Зорин снова поудобнее взяла меч и сделала приглашающий жест Такаги, но та лишь отрицательно покачала головой.
Как-то само собой так получилось, что, постепенно втянувшись в ритм жизни протестантских рыцарей, Юмико, сама того не замечая, заняла в особняке место, близкое по своему значению с местом бывшего дворецкого. Смирившись с тем, что путь в Ватикан ей теперь заказан, бывшая монахиня с огромным рвением взялась за истребление нечисти, теперь уже в новом качестве. Попутно она неожиданно проявила талант недурного повара, избавив таки наконец Интегру от необходимости постоянно заказывать еду где-то на стороне или же терпеть кулинарные эксперименты Серас, зачастую оканчивавшиеся клубами черного дыма из кухни.
И все бы было ничего, если бы не одно но. Пока наружу не появлялась Юмиэ покаяние так и лилось из Такаги нескончаемым потоком, и вся ее комнатка в подвале была увешана распятиями, иконами и цитатами из библии. Однако стоило только наружу показаться берсеркерше, как начиналась сплошная вакханалия богохульства. И в конце концов, Юмико чуть было не снесла сама себе голову своим же мечом, пытаясь избавиться от надоевшей ей ее второй души.
Зорин снова посмотрела на свою добровольную тренершу.
- А я б еще помахала малость.
- Хватит уже на сегодня. Запомни то, что мы выучили, и попытайся все же поднять скорость. Ты уже неплохо фехтуешь, но темпа тебе не хватает.
Бывшая монахиня согласилась научить Блиц обращаться с ее новым оружием в обмен на то, что та в свою очередь учила ее сдерживать свое второе я. Сотрудничество оказалось неожиданно выгодным для обеих, поскольку Зорин наконец-то нашла занятие, под предлогом которого она безнаказанно могла удирать из лаборатории, да к тому же еще и постепенно восстанавливать свою физическую форму, а Юмико, заполучив в свое сознание искусно выполненный Блиц блок, могла теперь свободно контролировать беспокойную берсеркершу, выпуская ее во внешний мир только когда это было действительно необходимо.
Выйдя из зала, бывшая старший лейтенант прихрамывая пошла по коридорам притихшего особняка к своей комнате. Весь день тут царила хаотичная суета, Серас носилась с огромными кипами покупок “для будущего сына хозяйки”, Бернадотте бегал, пытаясь скрыться от Виктории и откосить таким образом от необходимости таскать за ней дополнительные груды пакетов, Интегра периодически на всех орала, пытаясь заставить таки оперативников Хеллсинга заняться своими прямыми обязанностями, и наконец, только вечером благостная тишина опустилась на этот сумасшедший дом.
За одним из поворотов коридора, как раз в том самом месте, где некогда разбуженной посередь ночи горничной пришлось оттирать громадное кровавое пятно, Зорин столкнулась с явно поджидающей ее Рип. На лице Винкль, как и тогда, опять играла ехидная улыбка.
На этот раз Блиц усмехнулась в ответ.
- Ты ж вроде как в Бразилию собиралась? Чемоданы даже собрала.
Блеснув в полутьме очками, вампирша лишь улыбнулась еще шире.
- Да я подумала что-то, а что там делать то? Деньги я в один швейцарский банк не так давно перекинула, а теплого песочка и на Средиземном море хватает… Да и скучно там, опять же. А тут вон веселье полным ходом и каждый день. Время то терпит.
Достав руку из-за спины, Рип показала Зорин бутыль дорогущего коньяка, явно купленного ею специально, поскольку в последнее время в особняке спиртных напитков не водилось. Оскалившись в ответ, Блиц приглашающее махнула рукой, и обе девушки направились дальше по коридору.
- В чем-то ты права… Время терпит. А у нас его теперь просто навалом.

Южная Америка, где-то в амазонских джунглях, зал совещаний на секретной базе
Пять одетых в архаичную военную форму фигур сидели за длинным столом в тяжелой полутьме зала. Рунические молнии и серебро витых погон, давным-давно похороненных историей, слабо поблескивали в тусклом свете настольных ламп. Глубоко вздохнув, председатель кивнул, начиная совещание.
- По итогам проведенной инвентаризации и ревизии выявлено следующее. Из всего личного состава батальона уцелело лишь два взвода бойцов, которые были оставлены здесь с нами в качестве хозкоманды. Выживших офицеров, кроме здесь присутствующих, так же нет.
Недовольное глухое ворчание раздалось в кабинете, однако председатель быстро остановил проявления растущего недовольства, просто слегка подняв руку.
- Дальше…
- Из положительных новостей то, что произошедший разгром никак не сказался на финансовом положении нашей организации. Все активы на наших счетах по прежнему доступны, наша сеть в Колумбии, Венесуэле и Парагвае продолжает работать, поставляя высококачественное сырье, и пути транзита в Европу и Соединенные Штаты по прежнему безотказны. Система вышла на уровень самодостаточности и вполне способна проработать без глобальных вмешательств с нашей стороны еще в течение пары лет. Нам нужно лишь время от времени контролировать процесс, чтобы эти жалкие наркоторговцы не забывали, кто их истинный хозяин.
Теперь уже легкий гул, повисший в воздухе, носил явно одобрительных характер. Поняв, что оказаться на голодном пайке, по крайней мере в ближайшее время, им не грозит, собравшиеся заметно оживились. Как и в прошлый раз все затихло после легкого жеста председателя. Докладчик снова склонился над своими бумагами.
- Однако все прочие данные исключительно неутешительны. Научный отдел с восьмьюдесятью процентами документации так же погиб в Лондоне, оставив нас фактически без возможности восполнить свою численность. Доктор Штайне так же забрал с собой и объект “Она”, который собственно и являлся основой всех его научных изысканий. Оставшейся документации, образцов и персонала не хватит чтобы приступить к восполнению численности личного состава батальона немедленно. Да и с рекрутами, если честно... у нас большие проблемы. Не будем же мы набирать бойцов из этих черномазых латиносов?
Докладчик остановился и выжидающе уставился на председателя. Тоже самое сделали и все остальные собравшиеся. Судьба всего Последнего Батальона, всей организации “Миллениум” решалась здесь и сейчас.
- А к чему такая спешка господа? Время терпит.
Голос говорившего был мягок и вкрадчив. Таким голосом одинаково удобно и вести доверительную беседу и допрашивать врага, неспешно загоняя ему под ногти иглы при каждом не устраивающем вас ответе. Председатель едва заметно улыбался.
- Главное, мы сохранили потенциал нашей организации и ее широкие финансовые возможности. Что до численности бойцов-вампиров, то перед нами уникальнейший шанс начать все с чистого листа, построив новый Батальон, который не повторит ошибок старого. Вы говорите, научный отдел почти уничтожен? Но ведь материалы погибли не все, и документация кое-какая уцелела. Деньги у нас есть, а, значит, будут и ученые. Пусть пройдет десять лет, пятьдесят, сто, но рано или поздно один из яйцеголовых снова повторит то, что удалось Доку. Да я даже думаю, что это произойдет быстрее… гораздо быстрее. Ведь теперь наши возможности по набору сырья намного шире, чем в то время, когда мы бежали от разгрома Второй Мировой.
Встав, председатель мягкой походкой прошелся за спинами своих сидящих товарищей. С каждым его словом, на лицах собравшихся постепенно расцветали такие же полубезумные улыбки, как и на его лице.
- Мы не повторим ошибок Монтаны. Нет. Война ради войны не принесет нам победы. Нашей новой целью станет Четвертый Рейх. Вечный Рейх, потому что править им будут вечные существа. Без слабостей. Без изъянов. Совершенные. Полубоги. Идеи фюрера живы и продолжают покорять умы в Европе, да и здесь в Америке. И мы легко найдем добровольцев, тех, кто с радостью станет под наши знамена. Мы повергнем наших врагов, одного за другим, хитростью или силой оружия и установим свою власть. Вечную власть над всей Землей.
Остановившись, председатель снова занял свое место.
- Но пока… Пока мы должны засучить рукава, стиснуть зубы и заняться рутиной господа. А сколько времени на это уйдет совершенно не важно. У нас впереди целая вечность. Время терпит, господа… Время терпит…

Конец.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   Сб Окт 11, 2008 10:32 am

Прекрасно! (хлюпает носом) Просто прекрасно!... Razz
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Трое в лодке, не считая... by Garlok Grey
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
+†+Hellsing Roll+†+ :: Out Of Charater :: Все про Hellsing :: Фанфикшн-
Перейти: