+†+Hellsing Roll+†+


 
ФорумФорум  ПорталПортал  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Искупление

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Гость
Гость



СообщениеТема: Искупление   Вт Авг 26, 2008 6:31 pm

НАЗВАНИЕ: Искупление.
АВТОР: Garlok Grey (и это тоже я)
РЕЙТИНГ: затрудняюсь определить, но скорее всего NC-17
ЖАНР: скорее драма
СТАТУС: закончено
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Рип ван Винкль, из Хеллсинга только она.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: смерть персонажа
ОПИСАНИЕ: небольшой около философский опус на тему загробного существования. Своеобразная альтернатива Хирано.
ОТ АВТОРА: особо впечатлительным не рекомендую.

Осень 1944 года, Восточная Пруссия, Кенигсберг
Она лежала на холодном бетоне пола и ждала. Ждала уже долго. Достаточно долго чтоб закоченели ноги, и пальцы на руках начало сводить немилосердной судорогой. Но она не обращала внимания на боль, терпеливо выжидая добычу…
Свою добычу.
- Ну, где же вы, грязные русские свиньи…
Шепот был еле слышным, но в окружающей ее тишине он показался необычайно громким. Снайперша поспешно закрыла рот и настороженно окинула взглядом округу через оптический прицел.
Ничего подозрительного.
Лишь тихо колышется трава, медленно, но неуклонно пробивающаяся меж камней мостовой. Да ветер несет по пустынной улице внизу какие-то обрывки, играя ими, как кошка клубком.
Тишина.
Раздражающая снайпершу уже который час тишина и холод. Противное, мерзкое чувство холода, скрючивающее пальцы и мешающее ощущать курок. Плохое чувство для снайпера.
Тишина.
Шаги раздались внезапно, и как всегда, после долгого ожидания, они показались чуть ли не самым громким звуком в мире. Кто-то приближался.
Это явно был не солдат, шаги были не слишком громкими и какими-то нерешительными, а значит, человек был обут не в тяжелую армейскую обувь. Может… легкие женские сапоги…
Но впрочем, без разницы. Здесь и сейчас, по этой улице могли пойти только враги. Только те, кого стоит и непременно нужно убить, чтобы хотя б на день отсрочить уже неизбежное и позорное поражение.
Снайперша напряглась. Приклад привычно вдавился в плечо, и в перекрестье оптического прицела появилась одинокая фигурка, неспешно бредущая по улице чужого города.
Это действительно была женщина. Тонкая, сухопарая фигура была запахнута в явно слишком короткую и слишком широкую для нее шинель. Из-под шинели выглядывал край белого халата медсестры и хорошие, кожаные женские сапоги, явно позаимствованные в одном из немецких домов.
Снайперша презрительно скривилась.
- Мародерка…
Фигура на миг застыла, словно услышав обращенный к ней нелестный эпитет, и подняла опущенную до того голову в шапке-ушанке.
Снайперша вздрогнула.
Что-то не так… Что-то явно было не так в этой фигуре… В ее движениях… В ее взгляде…
Лицо под шапкой скрывала мешанина слегка красных от крови бинтов, оставляя открытыми лишь глубокие светло-синие глаза.
Снайперша невольно отшатнулась. Зародившись у основания позвоночника, горячая волна прошлась по всему телу, враз заставив ее позабыть о терзающем холоде. Противная липкая испарина покрыла лоб.
Глаза стоящей посреди улицы фигуры были наполнены адской болью. Она смотрела прямо на нее. Она ждала.
- Да пошла ты. Ведьма!
Крик вырвался непроизвольно, но стоящая на другом конце улицы женщина даже не шелохнулась. Она терпеливо ждала своей смерти.
Поняв, что скрываться уже бесполезно, снайперша вскочила, и быстро приняв позу для стрельбы с колена, нажала на курок. Грохот выстрела разорвал тишину улицы.
Сразу же, где-то на другом краю квартала одиноко затарахтел пулемет, дважды глухо ухнула противотанковая пушка, и, лишь недавно казавшаяся такой бесконечно липкой и противной, тишина уступила место какофонии городской перестрелки.
Быстро закинув винтовку за спину, снайперша, где пригибаясь, где ползком, покинула занимаемую ей позицию и направилась вглубь осажденного города.
Озноб, охвативший ее, когда она заглянула в глаза своей жертве, продолжал нещадно колотить.
Она уже много раз убивала и, казалось, была готова ко всему. Но эти глаза… На миг, всего лишь на краткий миг ей показалось, что она смотрит в свое зеркальное отражение. В свои собственные глаза.
Впервые за всю эту странную войну и второй раз в своей жизни старший лейтенант Рип ван Винкль испытала неподдельный ужас.

1999 год. Где-то в океане. Корабль флота Ее Величества “Игл” (флагман флота Третьего Рейха “Адлер”)
Ветер…
Его порывы бьют по лицу и отбрасывают волосы. Кажется, еще немного и он начнет резать беззащитную кожу. Слезы текут из терзаемых им глаз и ничего невозможно увидеть.
- И что же ты будешь делать?
Ужас сжал ее сердце. Страх и паника, только страх и паника, словно волна, снесли все те хрупкие преграды, что пытался поставить испуганный разум. Но бежать больше некуда… Нет пути назад!
- Что ты будешь делать… Рип… ван… Винкль?
- Что?...
- Что?!

- Падай!
Рикошет и пуля вновь с противным визгом разрывает тело.
И снова… и снова… И снова!!!
Смертельный танец металла и плоти. Танец, в котором металл всегда ведет. Игра, в которой железо всегда выигрывает.
- Падай!
Еще рикошет и снова попадание.
- Падай!
Визг пули и мокрые шлепки от падающих на палубу вырванных кусков тела.
- ПАДАЙ! И СДОХНИ!
Металл всегда выигрывал в этой игре… Но сегодня…
- Попалась.
И снова ужас. Снова приливная волна страха затопила разум.
Он пришел за ней! Демон-охотник! Самаель!
- Ты… Попалась…
Паника и страх. Горло перехвачено спазмом готовых вырваться рыданий.
Смерть так реальна… Вот она. Протяни руку и ты коснешься ее. Прикоснешься к неотвратимо наступающему на тебя забытью и мраку. К собственной смерти.
Удар. И коктейль из паники и страха щедро разбавился пульсирующей болью.
Кажется, вылетело несколько зубов. Во рту явственный привкус собственной крови и приближающейся смерти. Паника застилает глаза, и сердце, кажется, готово выпрыгнуть через горло.
Но нет. Через горло ему уже не выскочить. Холодная и жесткая как сталь ладонь перекрывает этот путь.
И боль. Новые и новые волны боли.
Рвущее грудь, крушащее ребра дуло мушкета, еще недавно бывшее родным и знакомым, раскаленным штырем адской пики пронзает многострадальную плоть.
Смерть… Смерть!.. Она повсюду!
И черные воды Стикса медленно уносят в блаженную даль забытья переполненное ужасом сознание.

Нигде, никогда
Черные воды Стикса плещутся, накатывая на низкий берег приливными волнами, и каждая волна все выше и выше предыдущей.
Шелест черной воды постепенно дробится, разрывается на отдельные звуки, на отдельные крики. Все явственней и явственней проступают в черной воде руки, лица, глаза…
И вот уже не черная вода, а волны из человеческих тел, спутавшихся конечностями, связанных в единый клубок.
Резкий, кажущийся ураганом ветер гонит их на берег, и раз за разом, опадая и скатываясь вниз, словно приливные волны, они катятся вперед.
Они кричат, они тянут к ней руки. И с каждым разом они все ближе. И каждая следующая волна все сильнее. Еще чуть-чуть и они стащат ее в черную воду, оплетут руками и начнут рвать, мстя за свои смерти. За каждый раз, когда она убивала.
- Хочешь к ним?
И снова паника захватывает весь разум без остатка. Страх и паника.
Но теперь нет глаз, из которых могли бы катиться слезы, нет горла, чтобы рыдать, и нет ног… Черная вода все ближе, но снова, как и тогда на корабле, некуда больше бежать.
- Хочешь к ним?
Мертвый, издевательски равнодушный голос лишь обостряет панику, заставляя пламя страха еще быстрее пожирать душу. Превращая в обезумевшее животное.
- Ведь ты их всех знаешь. Ты же сама их убила. Посмотри, как они ждут тебя.
Словно по какому-то злому волшебству черные волны внезапно приближаются к самым глазам, и страх буквально сжимает душу своими когтями.
Хочется орать, рыдать и бежать отсюда. Но тела нет, и остается лишь смотреть на мешанину кричащих и тянущихся к ней тел.
Смотреть на черную воду Стикса.
Постепенно приходит узнавание: вон перекошенная рожа наркобарона, которому она когда-то прострелила голову, вон солдат, совсем еще мальчишка, убитый ей в сорок пятом.
Мужчины. Женщины. Дети.
- Они столько времени ждали тебя. А ты пыталась обмануть меня. Оставить их без возможности вновь увидеть тебя.
Страх и безумие уже не ослабляли своей железной хватки, и черные волны все быстрей и быстрей накатывали на маленький островок, поглощая его без остатка.
Липкие черные волны… Руки… Открытые в крике рты… Черные провалы глазниц…
- Но меня нельзя обмануть. Смерть не обманешь, как ни старайся.
Наконец черная вода одолела последние пяди спасительной суши и сомкнулась мутным водоворотом.

Ранняя весна 1942 года, военно-полевой госпиталь
Внезапно обретенное тело взорвалось тысячью мелких осколков, наполненных мукой и болью. В не слишком плотно прикрыты глаза бил яркий свет, и звук чьих-то голосов ножом резал слуховые нервы.
- Еще один.
Металлическое звяканье. На краткий миг руки хирурга отстраняются, чтобы убрать в лоток чужеродный телу предмет, и затем волны боли снова накатывают, как цунами, круша все на своем пути.
- Очнулась?
Что-то очень горячее течет по лицу. Кажется это слезы.
- Ну, потерпи теперь. Я уже почти закончил.
Новые волны боли, и сознание, наконец-то, уплывает в благостную тьму забытья.

Она снова на низком берегу черной реки. Волны уже не так неистово бьются о берег, как прежде, но вой и крики убитых ею мертвецов терзают слух.
Ощущение присутствия собственного тела рвет мозг волнами боли, исходящими, кажется, от каждого миллиметра кожи. Где-то вдалеке слышится смутное бормотание режущего ее хирурга, и медленно, но верно, приходит понимание.
“Сон… Это все всего лишь сон.”
- Не совсем.
Опять этот холодный и безучастный голос. Рип вздрогнула и попыталась разглядеть говорившего. Но тело, словно погруженное в вязкий кисель, отказывается слушать свою хозяйку.
- У тебя будет шанс.
Внезапно она почувствовала на своем плече узкую холодную ладонь. Странный собеседник стоял за ее спиной.
Холодный, лишенный чувств и эмоций голос.
Голос паромщика Черной реки.
- Не каждому он дается… Этот шанс…
Рука сжалась, и Рип услышала треск собственных костей. К тому океану боли, в котором она существовала, казалось, целую вечность, прибавилось еще несколько капель.
- Но теперь все зависит от тебя. Эта боль… Сможешь вынести ее? Сможешь взять себе боль других людей?
Рука разжалась, и ощущение чужого присутствия исчезло.
- У тебя будет немного времени… Не потрать его напрасно.
Утратив опору, тело пошатнулось, и черная вода стремительно понеслась навстречу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 6:32 pm

- Проснулась что ли?
Участливый женский голос говорил на каком-то странном языке. Рип на несколько мгновений затаила дыхание, прислушиваясь к окружающему. Глаза, залепленные чем-то, категорически отказывались открываться.
Крики, ругать и характерные запахи лазарета. Госпиталь… Да. Похоже она в госпитале.
- Ну и угораздило же тебя. Это ж надо. Говорят, у тебя перед лицом граната взорвалась. На лице ничего не осталось, все до кости содрало, а ты выжила.
Голос продолжал бубнить и бубнить что-то о боях, о сотнях раненых, о смерти.
Поначалу Рип не прислушивалась к тому, что говорила странная женщина, но зато потом, когда до нее начал доходить смысл сказанного.
Страх с новой силой всколыхнулся в груди и рванулся с диким воплем наружу. Взвыв словно раненный зверь, Рип принялась раздирать залепившие все лицо бинты.
- Ой, боженьки!!! Рехнулась!!!
Участливый голос, тоненько взвизгнув, начал отдаляться и через несколько минут беснующуюся на койке раненую уже пытались крутить двое здоровенных санитаров. С нечеловеческой силой тоненькая девушка снова и снова откидывала их от себя, и только когда к ним на помощь пришло еще два человека из команды легко раненых, буйную пациентку удалось, наконец, привязать к койке.

И снова во сне пришел кошмар черной реки. Волны из сплетенных человеческих тел накатывали на берег и тянули к ней руки в надежде схватить и утащить ее с собой. Отомстить.
А она снова стояла и могла лишь с ужасом наблюдать за прибывающей черной водой. Ни шелохнуться, ни убежать. Только стоять и смотреть на колышущуюся реку смерти.
- Их боль. Ты причинила им много боли.
Тело скручивает невероятная мука и, кажется, что из глаз вместо слез ручьями сочится кровь.
- То, что ты испытываешь сейчас, это только малая часть того, что ты причинила.
Лицо, шея, грудь. Огнем горит место, в которое чужие и холодные руки вдавливали раскаленное дуло мушкета. Расплавленный огонь поселился теперь там, где должно было быть сердце.
- Запомни. Все в этом мире взвешено и посчитано. И человеческая боль и человеческое счастье. За тобой должок. Верни его.
Твердая, как сталь, узкая ладонь толкает ее в спину, и она летит в черную воду. Мертвецы радостно тянут к ней руки.

Она проснулась от собственного крика. Боль никуда не исчезла и даже напротив, разгорелась с новой силой, окуная все тело в расплавленный свинец. Снова хотелось выть и биться лишь бы прекратить это. Но на этот раз ее руки и ноги оказались накрепко прикручены к кровати простынями.
Пометавшись минут десять в бессильных попытках освободиться, Рип внезапно остановилась. Чье-то хриплое и частое дыхание на соседней койке привлекло ее внимание. Глаза, в прошлый раз отказывавшиеся показывать хоть что-то, на этот раз без проблем открылись, и она увидела едва освещенный дрожащим огоньком лампы низкий потолок госпитальной палатки.
На соседней койке кто-то умирал.
Сама не понимая зачем она делает это, Рип потянулась к нему. Простыночные петли были не слишком плотными, а потому тонкие, да еще и забинтованные пропитанными чем-то маслянистым бинтами, руки легко скользили. Проход между койками был оставлен чисто символический, места явно не хватало, и девушка легко дотянулась до своего соседа.
Волна боли, словно электрошок, метнулась от ее руки по всему телу и костер, горевший в груди, на миг превратился в ревущий вулкан, сжигающий ее изнутри. Раскаленная лава побежала по венам, разливаясь по всему телу. А потом так же внезапно, как и началось, все кончилось.
Волна боли прошила ее насквозь и ушла, подарив краткое мгновение покоя, в тот самый миг, когда вулкан в груди вновь превращался в костер. Что-то горячее бежало из глаз по лицу, пропитывая закрывавшие его бинты, а перед взором примотанной к кровати девушки проносились картины другой жизни от самого рождения и до смерти, пришедшие к ней с чужой болью.
Теперь она знала, о каком возвращении долга говорил паромщик.

Осень 1944 года, восточная Пруссия, Кенигсберг
Она шла по тихой пустынной улице захваченного города. Кургузая шинель, слишком короткая и чересчур широкая, не могла полностью закрыть ноги, и холодный ветер пытался хоть немного остудить тлеющее внутри ее тела пламя.
Последние перестрелки еще гремели среди узких улочек, но на северных окраинах можно было передвигаться уже вполне безбоязненно, и Рип воспользовалась этой возможностью. Она хотела увидеть этот город. Город ее детства.
Ветер гнал по улице какие-то обрывки бумаги, что-то шелестел, плутая в обломках зданий, и только звук ее шагов нарушал царящую вокруг тишину.
И внезапно…
Тишина…
Озарение пришло, словно яркая вспышка, высветив все вокруг в новом свете.
Та же улица, те же дома, тот же ветер.
Только в тот раз она смотрела на себя… Да… Она смотрела на саму себя сквозь оптический прицел снайперской винтовки вон из того окна и проклинала царящие вокруг тишину и холод.
Взгляд сам отыскал нужный оконный проем, и оттуда ей приветливо улыбнулся блик света на оптике прицела. Смерть снова была рядом с ней. Всего лишь протяни руку, и ты коснешься ее.
Собственной смерти.
И боль внезапно отступила. Не было больше страха, и паника больше не сжимала своими когтями больной разум. Тепло и покой разлились по всему телу.
- Наконец то...
Черная река больше не страшила. Она привыкла жить в вечной боли, и теперь ей хотелось лишь одного, чтоб закончилась, наконец, эта глупая бесконечная война. Бесцельная и бессмысленная мясорубка, боль жертв которой она впитывала в себя каждый день.
Она устала видеть новые и новые смерти. Хватит уже и одной… ее собственной.
Ветер донес до ушей обрывки выкрикнутой на немецком фразы, и удар пули в грудь отбросил тело на два метра, швырнув его на мостовую.
Черные воды Стикса радостно сомкнулись над рухнувшей в них девушкой.

Нигде, никогда
Звук накатывающих на низкий берег волн заставил ее открыть глаза и осмотреться. Вместо ожидаемого низкого берега и черной мертвой воды, вокруг от горизонта до горизонта раскинулся пляж, спускающийся к теплому, слегка зеленоватому морю, неспешно катившему вперед свои волны.
Солнце до того, казалось, медленно садившееся в море, застыло и повисло на самой кромке воды, озаряя красноватым свечением весь океан. Картина вечного заката была прекрасна.
- Ты так и будешь сидеть там?
Теплый женский голос раздался откуда-то сбоку, и Рип ван Винкль, повернув голову, увидела сидящую на пляже, закутавшуюся в какую-то безразмерную шаль, женщину средних лет. Поднявшись, Рип подошла и села рядом.
- Тебе нравится закат?
Голос женщины будто убаюкивал и напоминал что-то смутно знакомое. Что-то из далекого детства.
- Нет. Скорее рассвет. За ним всегда начинается новый день.
Женщина улыбнулась.
- Ну, тут это не имеет никакого значения. Солнце то вечно висит на своем месте, и опускается оно или поднимается сказать невозможно.
Подтянув колени к груди, Рип обхватила их руками и поставила на них подбородок.
- Замерзла?
- Да нет.
Шаль обернулась вокруг ее худых плеч и закрыла от не слишком настойчивого прибрежного бриза. Шерсть слегка покусывала обнаженную кожу.
- Можно вопрос?
Женщина посмотрела на свою собеседницу и еще раз мягко ей улыбнулась.
- Конечно.
- Почему я здесь?
- А где ты должна была оказаться?
В голосе женщины не было ни удивления, ни насмешки.
- Нуу… Я не знаю, как называлось это место. Но когда я умирала первый раз, я попала в какую-то черную реку…
- Ах это…
Женщина всплеснула руками, будто отгоняя надоедливых насекомых.
- То место для других людей, моя дорогая. Для очень… очень плохих людей.
Рип недоверчиво покосилась на свою собеседницу.
- Но я вроде как тоже… Была не слишком хорошей.
Улыбка женщины стала чуть хитроватой и взгляд из спокойно-умиротворенного превратился в озорно-мальчишеский.
- Была… Но теперь твое место там.
Рука поднялась вверх и указала на горизонт. Туда, где застывшее навечно солнце касалось своим раскаленным краем океана.
Рип непонимающе посмотрела вдаль.
- И что там?
- А это уже зависит только от тебя.
Девушка встала, и шаль мягко соскользнула на мелкий песок. Сделав несколько неуверенных шагов, она остановилась и оглянулась на оставшуюся сидеть на берегу женщину.
- Иди…
Теплые воды океана коснулись кожи, и Рип почувствовала, как они подхватывают ее и, окутав непроницаемым мягким коконом, несут куда-то вдаль. Умиротворение и покой медленно растворяли ее в себе, и где-то на границе сознания продолжал звучать мягкий женский голос.
- Все в этом мире лежит на чашах огромных весов. И человеческая боль и человеческое счастье. Каждому дается шанс, просто не каждый хочет его использовать. Ты вернула свой долг боли сполна… Может… теперь… ты возьмешь… немного счастья…

Где-то, возможно в нашем мире
Довольная акушерка протянула молодой мамаше кричащий копошащийся сверток, из которого выглядывала пунцово красная голова совсем крошечного младенца.
- Ну, поздравляю тебя… Девочку родила.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:31 pm

Я поражаюсь твоими литературными талантами. Сначала хотел прочитать только первую часть, но потом захватило. Уверен, что того персонажа выбрал? Надо было тебе брать кого-нибуть более философского, хотя со своей ролью ты прекрасно справляешься. Я конечно понимаю, что это не моё дело, но всё же конец банальный. Было бы дюже краше, если бы она попала в Ад. А перерождение дуж это вообще из Буддизма, а фашисты христиане.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:35 pm

мне очень понравилось, такие чувства и переживания, просто слов нет)))

Люк, вам лишь бы предраться, к чему нибудь)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:36 pm

оффтоп: *злится* а мои произведения не коментите(((
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:40 pm

Интегра Хеллсинг
так...прочитаю и прокоментирую)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:40 pm

Цитата :
Люк, вам лишь бы предраться, к чему нибудь)))
[развёл руками и улыбнулся] Леди, яне плохой, и не хороший - я такой, какой я есть!
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 9:40 pm

Интегра Хеллсинг
Что-что, простите?

Ян Валентайн
Йа плакаль... Честно...)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 10:19 pm

В общем, выскажу и я свое имхо.
1) Написано очень хорошим языком, с выраженной авторской стилистикой.
2) Идея, в принципе, не так избита.
3) Ангст хорош.
Это плюсы. Ошибок я не вижу, ибо невнимательна.
Но кое-где описания боли слишком перегружают текст. Можно было бы и распространиться на другие человеческие чувства. И конец предсказуем.
В целом понравилось. Берите Майора, Вы спрвитесь.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 11:11 pm

Пишу тут, как автор (GarlokGrey), а потому обычной Яновской стилистики не ждите =)

Люк Валентайн
Не знаю =) Не мог я запихнуть Рип в Ад. Есть в ней что-то такое, что сделало бы такую концовку неправильной с моей точки зрения.
Что до мифологии, Стикс так и вовсе не имеет отношения ни к буддизму ни к христианству, океан в конце рассказа, так же. В Ад, я еще раз говорю, Рип я послать не мог, в Раю таким тоже вроде не место. Но с другой стороны, если человек выплатил все долги, но Рая не достоин, что ж ему теперь, зависнуть между Раем и Адом чтоли? =)

Шинигами
Фраза "йа плакаль" почему то ассоциируется у меня с диким неконтролируемым смехом =)

Интегра Хеллсинг
По поводу прочих чувств, их там просто нет. Ни любви, ни сострадания, ни гнева, ни ярости - ничего. Это наверное минус, но такой уж текст.

Спасибо всем за оценку =)
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 11:17 pm

Ян Валентайн
Мне нравится Ваш стиль, пишите еще!!!!!

Попросила бы вас прочитать мои произведения)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 11:17 pm

А ещё есть работы по Хееллсингу?
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вт Авг 26, 2008 11:27 pm

Ян Валентайн эх... не умею я чувства выражать Т_Т
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Ср Авг 27, 2008 5:21 am

Люк Валентайн
Больше ничего пока нет. Пишу под настроение и довольно редко. Этот сюжет, можно сказать, музыкой навеяло =) Посмотрел четвертую ОВА (как раз, где сцена с Алукардом и Рип), плюс несколько треков из моих сборников музыки (Evanescence - Even in death, Rob Dougan - Clubbed To Death 2 и прочее в том же духе) вот и сподобился.

Интегра Хеллсинг
Обязательно прочитаю =)

Да, и объясните мне пожалуйста значение слова ангст?
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Ср Авг 27, 2008 9:35 am

Ян Валентайн
Вот что говорит нам на это Википедия:
Цитата :
Ангст (Angst) — это сильные переживания, физические, но чаще духовные страдания персонажа, в фанфике присутствуют депрессивные мотивы и какие-то драматические события.
Это жанр.

И да, благодарю Вас сердечно. Вы навеяли мне мысль об еще одном произведении. До НГ планирую закончить (пишу медленно, да и дел помимо этого много, а объем, наверное, будет макси...) и выложить на Ваш строгий суд.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вс Авг 31, 2008 6:51 am

Ян Валентайн, талант!!!Молодчина!!Не против если я у себя вконтакте повешу??
Вернуться к началу Перейти вниз
Гость
Гость



СообщениеТема: Re: Искупление   Вс Авг 31, 2008 6:58 am

Да пожалуйста.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Искупление   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Искупление
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
+†+Hellsing Roll+†+ :: Out Of Charater :: Все про Hellsing :: Фанфикшн-
Перейти: